new-site

Что смотреть дома 
вечером: Мини-сериал 
«Во плоти»

Драма взросления зомби,
социологический триллер про зомби,
борьба за независимость зомби и разбитое
сердце зомби в сериале In the Flesh
(про зомби)

 

статус

Выходил на BBC Three с 17 по 31 марта 2013 года

продолжительность

1 сезон, 3 серии по 1 часу

время на просмотр

1 вечер (в вечере 3 часа, округляем в большую сторону)

 

Британские ученые остановили конец света. Нет, серьезно. Зомби-апокалипсис в In the Flesh больше не апокалипсис — он эпидемия, серьезная, но поддающаяся контролю с тех пор, как врачи научились колоть инфицированным между позвонков стимулятор нервной активности. Проходящие курс лечения зомби перестают бросаться на людей, приходят в себя и могут вернуться к прежней жизни. Не всех, впрочем, ждут назад, в особенности с багажом воспоминаний о том, как совсем еще недавно они рвали в клочья человеческую плоть.

intheflesh-cargo2Еще короче, чем
In the Flesh, о том, что зомби тоже люди, рассказывает молчаливая короткометражка Cargo про укушенного отца
и младенца

Восемнадцатилетний — теперь уже навсегда — Кирен Уокер отбывает реабилитационный период и ждет, что его со дня на день заберут домой родители. Со стен медицинского центра улыбаются веселые плакаты про то, что после морга жизнь только начинается, власти поддерживают жертв синдрома частичной смерти, доктора участливы, но не все пациенты рады перспективе вернуться в общество — и колючая проволока вокруг никому не добавляет веры в будущее. Иронически глядя на сеансы групповой терапии, сосед Кирена по палате отказывается чувствовать вину за тех, кого он убил до лечения, и тайком вручает герою листок бумаги. На листке адрес сайта, где Кирену откроют глаза на место живых мертвецов в мире, и пароль «откровение_1.18» — «и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти». Чуть позже сосед примет странную таблетку и бросится на врачей, как будто и не было спасительной вакцины.

intheflesh12intheflesh01intheflesh08intheflesh03-2

В родной деревне Кирену не рады, а скорее даже напротив. Когда нашествие зомби было в самом разгаре, армия была слишком занята расчисткой городских кварталов, чтобы уделить внимание тихим английским селам, и тамошним жителям пришлось собирать дружины для обороны против восставших из могил. Они по сей день патрулируют окрестности с ружьями, потому что в лесах есть еще неизлеченные зомби, но возвращающимся домой тоже стоит их бояться — проповеди местного священника недвусмысленно объясняют, что живым мертвецам не место среди христиан, а священника в деревне привыкли слушаться. Среди смурных мужиков в камуфляже есть и одна девушка — она сестра Кирена, она тоже не очень рада его возвращению, и ружье у нее тоже наготове.

«Во плоти» задумывался как реалистическая драма о психически больном герое, совершившем нападение на человека и по прошествии времени возвращающемся домой, но сценарист решил добавить в сюжет фантастический элемент. От первоначального замысла осталась трактовка зомби как жертв посттравматического стресса, вынужденных бесконечно вспоминать об убийствах, которые они совершили против своей воли, — в качестве побочного эффекта вводимое им лекарство возвращает память о самых мрачных эпизодах. Их до сих пор считают опасными даже те, кто уверяет пациентов в успешности лечения, а соседи сторонятся, если и вовсе не норовят подстрелить при случае. Но заставив героя вернуться домой не из больницы, а с того света, автор открыл возможности для массы других интерпретаций сюжета.

intheflesh-decay2Тем, кому неинтересна драма про зомби, можно порекомендовать Decay — хоррор, снятый аспирантами-физиками в недрах Большого адронного коллайдера

Оказавшиеся между жизнью и смертью ходячие мертвецы с выцветшей кожей, пустыми глазами и воспоминаниями об убийствах оказываются универсальной метафорой всевозможных форм выключенности из социума. На их примере можно поговорить хоть о расизме, хоть о возвращении солдат с чужой войны, хоть о невозможности вернуться в свое прошлое, хоть о гомосексуализме и религиозной нетерпимости — все окажется в строку. В одной сцене In the Flesh оборачивается антиутопией про опасливую политкорректность, не действующую дальше кольца охраны вокруг лечебницы. В другой — драмой про утрату и боль возвращения. В третьей — историей растущего сопротивления и борьбы за равноправие. С таким богатым набором актуальных тэгов — клиника, тюрьма, армия, церковь, инаковость, равноправие, телесность, свобода — первая серия «Во плоти» выглядит так, будто Мишель Фуко тоже восстал из мертвых, написал сумрачную статью о законодательных инициативах Госдумы в условную «Ленту.ру», и по ней сняли отличный психологический триллер.

Тем досаднее, что оставшиеся две серии на фоне первой ощутимо бледнеют.

intheflesh02intheflesh06intheflesh05intheflesh07

Не поймите неправильно — In the Flesh остается очень хорошим сериалом, просто первая его серия обещала, что этот сериал будет выдающимся. Конечно, невозможно было уместить в три часа экранного времени все социальные конструкты, все противоречия и все превратности жизни после судного дня, на которые намекал первый эпизод, — но шоу делает странный кульбит и решает пойти совсем в другую сторону. То, что казалось социально-философской антиутопией, рассказанной через историю одного юноши, вдруг оборачивается семейной драмой в декорациях забытой богом деревушки со всей ее косностью и боеприпасами. Иными словами, вместо того, чтобы в отношениях героев сгущать конфликты постапокалиптической Англии, сериал просто показывает нам отношения героев — и хоть мы и не имеем ничего против мыльных опер, чувствуется, что сериал снижает им же самим и заданную высокую планку.

Мозгов ли не хватило сценаристу, кишка ли оказалась тонка — а для историй про зомби и мозги, и кишки важны, как ничто иное — но триллер про то, что ад — это живые, после первой серии превращается в мелодраму. Это хорошая мелодрама — в ней есть и вынужденное расставание, и косые взгляды вокруг, и смерть, и воскресение — но без нервной атмосферы подкрадывающейся опасности, которая куда-то вдруг выветрилась, она теряет в драматизме. Даже и зомби из нее можно было бы вычеркнуть почти без потерь для сюжета — что и вовсе странный ход.

intheflesh04intheflesh09intheflesh10intheflesh11

intheflesh-hensonВ финальных сценах эпизодов In the Flesh грустно поет под гитару Китон Хенсон

Несмотря на эту неоднородность, «Во плоти» — любопытный сериал, которому удалось по-новому раскрыть немало, казалось бы, вдоль и поперек исследованных тем. Свою историю — и про зомби, и про любовь — он рассказывает аккуратно и постепенно, во многом намеками, обходясь без натужных монологов или кадров хроники на титрах, — вот черные ленты на портретах, вот фотография, вот колючая проволока, делайте выводы. Вместе с частично усопшими, кажется, поблекла и выцвела вся Англия, только иной раз предупреждающе мелькнет кроваво-красное граффити «Осторожно, гнилье». Прежде чем увязнуть в деревенских дрязгах, этот сериал намекнул на огромный, тревожный и очень интересный мир — и преступно мало нам о нем рассказал.

Бессмертны ли герои после исцеления? Что все-таки будет с теми, на кого не подействует лекарство? Что такое «Армия освобождения мертвых» и что за таблетки она продает? Многие вопросы сериал пока что оставил без ответов, рассчитывая, видимо, на продление на другие сезоны. Остается только надеяться на лучшее, но все же следует понимать — в отличие от зомби, сериалы после смерти, за редким исключением, не возвращаются рассказать свои истории до конца.