new-site

Список для чтения:
5 книг, в которых играют
в игры

Защита бензоколонки,
вопросы патологическим лгунам и другие
рекомендации впечатлительной
девушки

games
Сергей Жадан
«Ворошиловград»

2012

«Ворошиловград» — криминально-этнографический роман о том, как Герман Королёв, человек с космическим именем, в степях Украины защищает бензоколонку от рейдерского захвата, между делом попадая в странные ситуации, участвуя в контрабанде бытовой техники, путешествуя по проселочным дорогам, не нанесенным ни на одну карту, играя в городки со свирепым пенсионером и в футбол против одичавших газовиков.

Жадан одарен не только как прозаик, но и как поэт, поэтому «Ворошиловграду» присущи и особая непринужденность истории, поведанной изобретательным рассказчиком, и немалая поэтическая лихость — повествование быстро и точно перетекает из реальности в миф и обратно: кукурузное поле становится полем боя, дождь сливается с сумерками, разъяренная валькирия оказывается бухгалтером Брунгильдой Петровной, медленные речные подводные течения — кровотоком, а хаос — космосом. 

 

games2
Иэн Бэнкс
«Шаги по стеклу»

1985

«Шаги по стеклу» — книга одновременно претенциозная и забавная. Как текстуально — поскольку содержит отличный набор отсылок к Эрику Берну, Сэмюелю Беккету, Дугласу Адамсу и Францу Кафке, так и на уровне композиции — так как в ней чередуются три на первый взгляд несовместимых плана повествования: жизнеописание студента-второкурсника, производственная драма разнорабочего-шизофреника средних лет и абстрактная фантасмагория о замке, хаотично заселенном выдержками из сборников олимпиадных заданий по математике: то выйдет из-за угла парикмахер, бреющий только тех, кто сам себя не бреет, то начнут играть в одномерные шахматы или задавать вопросы патологическим лгунам.

Хочется, конечно, поинтересоваться, зачем талантливому английскому писателю понадобилась эта прекрасная трехногая конструкция? — 42, — ответил бы нам, наверное, талантливый английский писатель.

 

games3
Генрих Бёлль
«Бильярд в половине десятого»

1959

Формально действие романа Бёлля укладывается в двенадцать часов. На самом деле для него не хватит и шести десятилетий — поскольку каждый из одиннадцати персонажей, принадлежащих к трем поколениям, поведет речь по сложным кольцам, заговаривая общую боль, высказывая коллективную вину, разматывая сюжетную нить, уточняя, проясняя, дополняя, меняя угол зрения и захватывая новые необходимые временные пласты: с конца девятнадцатого века через две мировых войны и раздел Германии до ясного солнечного утра 6 сентября 1958 года. Того самого утра, когда архитектор, сын архитектора и отец архитектора Роберт Фемель будет играть в бильярд, попутно размышляя о законах механики, определяющих соударения шаров на столе, долговечность зданий, эффективность взрывов и воздействие большой истории на крошечную частную жизнь.

 

games4
Кейт Аткинсон
«Человеческий крокет»

1997

Кейт Аткинсон в основном известна как автор недавно экранизированной серии романов о частном сыщике Джексоне Броуди. Внесерийный «Человеческий крокет», хотя и притворяется детективом, является скорее добротным английским романом со всеми милыми сердцу характерными особенностями: сэндвичами с огурцом, классовым обществом, серьезным психологизмом и богатым культурным фоном. За последнее отвечает главная героиня, невероятно начитанная девочка-подросток, из которой в бешеном темпе высыпаются реминисценции и цитаты: Шекспир и Диккенс, Шарлотта Бронте и Альфред Теннисон, исторические баллады и легенды о маленьком народце.

Но образовательная функция романа этим не исчерпывается: еще из него можно узнать о существовании таких замечательных игр, как апельсиновая баталия и лимонный гольф, и, конечно, о правилах человеческого крокета.

 

games5
Ясунари Кавабата
«Мастер игры в го»

1951

«Мастер игры в го» — медленная тихая книга о том, как черные начинают и выигрывают: известный мастер Сюсай играет свою последнюю партию против молодого, но одаренного игрока седьмого дана Отакэ. Эта история основана на реальных событиях — будучи корреспондентом японской ежедневной газеты, Кавабата наблюдал за схожей партией, тоже затянувшейся почти на полгода. Тем не менее, это не столько прямолинейный репортаж, сколько метафорическое сопровождение: пока соперники заполняют поле фишками, Кавабата заполняет бумагу буквами. Пока они собираются с мыслями, Кавабата описывает интерьер и природу за окном. Пока сражение приближается к развязке, Кавабата приближается к историческим обобщениям. Пока на лакированную доску с отчетливым ясным звуком ставят шершавые камни, длится игра, длится жизнь, продолжается эпоха, длится повествование.

Изображение: Motion A Day

  • http://www.facebook.com/ischcka Olga Aristova

    У Юлии не тексты из слов складываются, а песни. Если по прочтении ты не кидаешься читать все книги, которым посчастливилось быть так искусно поданными читателю, то только потому, что что-то ты уже читал, а что-то не так-то просто найти в нашем книжном.

    Спасибо, Юля.