new-site

Список для чтения:
5 романов о братьях и сестрах

Тысячелетнее царство, сумасшедшие
проповедники, и другие рекомендации
впечатлительной девушки

850823

Роберт Музиль
«Человек без свойств»

1930

Шумливые и предприимчивые персонажи «Человека без свойств» заняты поиском уникальной австрийской идеи, нужной для празднования семидесятилетия правления императора Франца-Иосифа, которое, какая ирония, намечено на 1918 год. Главный герой — когда-то многообещающий инженер и математик Ульрих — выполняет в этом сборище роль нерадивого секретаря: подводит промежуточные итоги предварительных результатов, умиротворяет генералов, волнует сердца красивых женщин и вывозит в свет сестру.

Нить повествования этой большой прихотливой книги плутает, путается, завязывается в странные узлы, выплетает петли лирических отступлений – то вокруг ницшеанства, то по поводу организации супораздаточной столовой, то про нефтяные прииски в Галиции, то о тысячелетнем царстве — и, наконец, свивается в кокон, в самой сердцевине которого спрятаны сиамские друзья, утопические близнецы — Ульрих и Агата.

 

3256950_original

Донна Тартт 
«Маленький друг»

2010

Главная героиня «Маленького друга» — тринадцатилетняя Харриет, живущая в небольшом городке в штате Миссисипи. Харриет увлечена археологией, любит исторические романы о Чингисхане, может задержать дыхание на целых две минуты и хочет быть похожей на Гарри Гудини. Еще сильней она хочет разгадать загадку смерти своего брата Робина, произошедшей двенадцать лет назад при странных обстоятельствах. А сильнее всего — найти виноватого и отомстить.

В «Маленьком друге», как и в предыдущем романе — «Тайной истории», Донна Тартт экспериментирует с типовыми приемами детективного жанра — развинчивая их на составляющие, превращая в странные детские игрушки или вовсе забывая в дальнем углу повествования — за ненадобностью. Вместо них на переднем плане оказывается плотный и энергичный текст — с ядовитыми змеями, сумасшедшими проповедниками, водонапорной башней, наркотиками, погонями, пылью, жарой и велосипедами.

 

Severed_head

Айрис Мердок
«Отрубленная голова
» 

1961

Среди обширного наследия Айрис Мердок «Отрубленная голова» считается самым забавной и резвой книгой. Настолько, что в 1964 году она была переработана в пьесу (в соавторстве с Дж. Б. Пристли, отвечающим за английский юмор), а в 1970 году даже экранизирована — в нарочито комедийном духе.

Этот роман посвящен вопросам современного супружества и современного волшебства. За первое отвечают муж и жена — Мартин и Антония Линч-Гиббоны, за второе — брат и сестра – психоаналитик Палмер Андерсон (вооруженный разумной речью и профессиональным прекраснодушием) и антрополог Гонория Кляйн (вооруженная самурайским мечом). Повинуясь механистически комбинаторному ходу сюжета, герои то вовлекаются в любовные многоугольники, то расходятся и разводятся. А еще — обманывают и обманываются, обольщают и обольщаются, пишут лживые письма, видят странные сны и иногда оказываются заколдованными.

 

9780520076716_p0_v1_s260x420

Томас Манн
«Избранник
» 

1951

Герои «Избранника» — Вилигис и Сибилла, высокородные двойняшки, наследники вымышленного герцогства Фландрия-Артуа. А также их сын — грешник, столпник и будущий глава Святого Престола: Томас Манн, любящий наслаивать стилизации, маскироваться в ворохах непрямой речи, имитировать простодушие и повторять на разные лады то, что уже было однажды сказано, использует в качестве сюжетной канвы романа средневековую легенду о рождении папы Григория.

«Избранник» — одна из самых незаметных книг Манна: ей не досталось ни добротной известности как «Будденброкам», ни скандала с Арнольдом Шенбергом как «Доктору Фаустусу», ни романтического флера «Волшебной горы», ни монументальности четырехтомного «Иосифа и его братьев». Зато она может похвастать насмешливой серьезностью, бесшабашным занудством и подробным экскурсом в области вины, страсти и раскаяния.

 

загруженное

Иэн Макьюэн
«Цементный сад
» 

1978

«Цементный сад» — дебютная книга современного английского писателя Иэна Макьюэна со свойственными дебютным книгам лихостью и демонстративным подрывом устоев. В ее начале отец пятнадцатилетнего Джека, семнадцатилетней Джули, тринадцатилетней Сью и шестилетнего Тома решает зацементировать сад возле дома, но не успевает осуществить задуманное — потому что умирает. Вскоре умирает и мать, а дети остаются без присмотра.

Поначалу этот роман кажется несколько карикатурным — не то перелицованный Голдинг, не то бюджетный хоррор о нецелевом использовании стройматериалов. Но все возможные недостатки искупаются вниманием Макьюэна к деталям — самым незначительным мелочам, из которых складывается замкнутый мир семьи, безопасное пространство родного дома, вечное время отказавшихся от взросления — настолько страшное, что кажется даже уютным.