new-site

Монументальное
лицо Владивостока: От Ильича
до Ильи Муромца

На город наступают
новые памятники

В последнее время тема городских скульптур и памятников стала настолько популярной, что кандидаты в мэры (притом сразу несколько) используют её для рекламы в предвыборных кампаниях. Год от года монументальных объектов всё больше, и появляются они всё активнее. «Вл3000» прошелся по городу и посмотрел на старые и новые памятники Владивостока. 

Если оглянуться на последние десять лет, сложно не заметить экспансию разнообразных скульптур. Она словно набирает разгон. Уже не вспомнить точно, когда в нашем городе поселились Кирилл и Мефодий или архангел — символ защитников Отечества в русско-японской войне, зато в последние два-три года скорость возникновения памятников наталкивает на грибную метафору. Много шума наделал памятник Высоцкому; наконец-то появился обещанный много лет назад бюст Анны Щетининой; на Амурский залив смотрит Катюша, а на Золотой Рог — Муравьёв-Амурский; на проспекте 100 лет Владивостоку, 55 увековечен разведчик Зорге; обаятельный Морячок успел стать гордостью Океанского проспекта, и список можно продолжать. В более или менее серьёзных замыслах  множество новых скульптур: от первого блогера Владивостока Элеоноры Прей до тихоокеанской чайки, «доширака», рыбака, «челнока» и даже «упоротого лиса».

На первый взгляд, есть чему удивляться: ещё вчера памятники только передвигали с места на место, а сегодня не успеваешь следить за появлением новых. Однако есть несколько аспектов, анализ которых позволяет утверждать, что процесс развития городской скульптуры во Владивостоке — явление не только естественное, но и неизбежное. 

Исторический аспект. Городские скульптуры всегда были в приоритете у властей города. Старейшая из такого рода достопримечательностей — памятник Г. И. Невельскому на Светланской. Но все-таки в большей степени современный облик города сформирован памятниками советской эпохи. В абсолютном большинстве случаев это исторические монументы — памятники в прямом смысле слова. Это мемориальные комплексы — например, «Борцам за власть Советов на Дальнем Востоке» — и одиночные памятники, посвящённые людям и событиям, важным для истории страны и города. Важным с точки зрения заказчика — советской власти. Разумеется, среди таких прототипов преобладали образцовые герои режима, но есть и исключения — например, памятник адмиралу Макарову. 

1 9 8 7 6 5 4 3 2

Функциональный аспект. Не хлебом единым сыт человек: ему для полноценного существования нужны духовные ценности или хотя бы видимость таковых. Среди них не последнее место занимают эстетические. Когда турист или командировочный приезжают в чужой город, они интуитивно оценивают, насколько в таком городе жить приятно, насколько он благоустроен и красив. Так же свой город оценивают и сами жители. А городские скульптуры — хорошее и относительно несложное средство украсить, разнообразить облик города. Поэтому спрос на прекрасное не иссякает. Кроме того, что растёт культурный уровень города, общественный интерес к этому виду искусства повышает его политический и рекламный потенциал.

Особо стоит отметить экономический аспект. Спрос на культуру есть всегда, когда есть финансовые средства. Но спрос задыхается без предложения. Вот что сказал по этому поводу генеральный директор «Центра монументального искусства и городского дизайна» Александр Бойко: «Некоторое время назад художниками-скульпторами начал активно формироваться рынок предложения, так как в последние десять лет для этого появились подходящие условия. Спрос не заставил себя ждать: люди активно вкладывали деньги в эту отрасль, преследуя порой политические или рекламные цели. Бум последних лет объясняется массовой инициативой разных людей, представителей различных слоёв общественности, т. к. многим стало очевидно, что для развития город должен быть привлекательным и безопасным. Монументальное искусство — один из факторов развития города. К тому же сейчас выделяется относительно много средств администрацией города. Заявки поступают и от горожан, в интернете идёт живое обсуждение возможных вариантов скульптур — так создавались и Морячок, и Катюша, например. Такой процесс характерен для других городов, для страны в целом». Общественное мнение всегда было неравнодушно к объектам городской культуры и к монументальному искусству — в первую очередь. Сама общественность вдруг осознала свои возможности в изменении городской среды, что стало определяющим фактором роста продуктивности в этой сфере. Стало очевидно: изменить облик города может каждый. 

Характер монументального искусства меняется. Условно произведения такого рода можно разделить на три категории: исторические памятники, объекты городской скульптуры и садово-парковые скульптуры. Так вот соотношение этих разновидностей во Владивостоке коренным образом изменилось.

10 11 12 13 14 15 16 17 18

Садово-парковыми скульптурами называются те, которые являются частью ландшафтно-дизайнерской композиции. Например, голова Нептуна — это часть Адмиральского сквера, в этом её назначение. К этой же категории относятся рекламные скульптуры. Увеличению их числа способствует развитие рынка.

Куда более интересны объекты городской скульптуры — монументы, создание которых не привязано к конкретным датам и людям. Разумеется, такие объекты содержательно связаны с окружающей их средой, более того, именно они говорят о её особенностях, ей они и посвящены. Только во Владивостоке мог появиться, скажем, Морячок. А вот наши Пётр и Феврония очень похожи на ярославских и благовещенских. Конечно, если ещё в каком-то городе есть Кирилл и Мефодий, это не значит, что нам такой памятник не нужен. Но тем большую культурную ценность представляют собой скульптуры, чем они оригинальнее и роднее городу. Жители Томска, например, шуточно отомстили Чехову за его характерный отзыв: «Город нетрезвый…» — они воздвигли памятник «Антон Павлович в Томске глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанку». Тигрята, конечно, — это не Чехов, но сердцу владивостокского жителя они милей и ближе (хотя и памятник Чехову, бывавшему во Владивостоке, у нас тоже может появиться — эту идею уже несколько лет продвигает дальневосточный филиал фонда «Русский мир»). Тем приятнее, что такие «неисторические» монументы всё чаще появляются в городе. Кроме того, как отмечает Александр Бойко, «исторические памятники — это зачастую не собственно искусство, а оформление, благоустройство городского пространства. В точном портрете нет места для точки зрения, а именно наличие оригинальной идеи, отражение картины мира художника и делает искусство искусством».

Справедливости ради надо сказать, что, как и многие другие направления развития города, монументальное искусство не обходится без проблем. Здесь самые щекотливые вопросы — качество и вкус. Та же Катюша, имеющая положительные черты, не лишена и весьма сомнительных «достоинств». Случается памятникам быть несуразными или неуместными — кому-то, например, может показаться странным появление Ильи Муромца в Адмиральском сквере. Отдельно стоит упомянуть памятники, которые вызывают спорную реакцию, — та же Муза поэта на Тополиной аллее не в каждой душе нашла отклик. О вкусах не спорят, но на ошибках учатся. Повторятся ли ошибки — зависит в том числе и от нас.

  • http://grawl.ru/ Grawl

    Отличная статья, вкусно читать. А есть ли полный список памятников, привязанный к карте? Я бы с удовольствием поизучал из.

    • Владивосток-3000

      Пока нет, но, возможно, будет.

  • turkishwolf

    Интересная статья, спасибо.

  • Ya High

    Не согласен с утверждением, что история не может служить источником вдохновения для людей искусства и не позволяет индивидуальности творца проявиться. Приведённый в статье в качестве примера памятник А.П. Чехову в Томске является абсолютно оригинальной карикатурой. Из более серьёзных монументов можно вспомнить триптих об уральском мече и его путешествии от Магнитогорска до Берлина.