new-site

Децентрализация:
От Де-Фриза до Русского

Станет ли Чуркин
центром Владивостока?

Вот уже несколько лет мэр Игорь Пушкарёв в своих публичных высказываниях не устаёт акцентировать внимание на приоритетности благоустройства отдалённых от центра районов города. Громкие заявления (например, о том, что именно Чуркин теперь — центр Владивостока) подтверждаются и масштабными проектами, и обновившейся картой города, и прочими последствиями саммита АТЭС. Иными словами, администрация столицы Приморья задаёт курс на децентрализацию города. «Вл3000» решил выяснить, насколько эта тенденция реалистична и какие у неё перспективы.

Децентрализация, как видно из внутренней формы слова, означает смещение важных узлов социальной активности из одного условного «центра» (в случае с Владивостоком — исторического) в другие районы города. Жизнь Владивостока «нулевых» почти полностью сосредотачивалась именно в Центре: за покупками — в Центр, погулять — в Центр, посетить кафе — в Центр, хочешь в театр — всё туда же. Кроме того, в районе Центра находилось две трети высших учебных заведений. Последствия этого очевидны: страшные пробки именно в этом направлении и обратно; дорогая недвижимость и захват фирмами жилых площадей; ухудшение условий жизни на периферии и тому подобные проблемы.

Обратный процесс начал оформляться, судя по всему, без чьей-то конкретной воли, а по законам рынка — бизнес пошёл навстречу потребителю. Вблизи ключевых транспортных узлов и «спальных районов»: площади Луговой, обеих Речек, Третьей Рабочей, площади Баляева и других стали появляться первые альтернативные центры — торговые. Справедливости ради надо заметить, что это ещё нельзя было назвать децентрализацией — на каждый торговый центр вдали от Светланской, Алеутской и Океанского проспекта, как правило, открывался ещё один в том же Центре. Но начало было положено.

Однако в прямом смысле о децентрализации стало можно говорить лишь после саммита АТЭС. Причина проста — для огромного количества объектов саммита в Центре не было места. Большинство из них изначально позиционировались как вклад в будущее развитие Владивостока и по сути своей должны были изменить расстановку сил в городе. Остановимся отдельно на некоторых из них и ответим на вопрос, действительно ли Владивосток децентрализуется.

Доводы «за»: сразу несколько культурных объектов открываются в разных частях города. Уже приняла первых болельщиков «Фетисов-арена» в районе станции «Спутник». Театр оперы и балета на Чуркине обещает стать центром высокого искусства. Отдельно стоит отметить арт-кластер «Центр современного искусства «Заря», который вынес культурную жизнь города за пределы Второй речки, чего до сих пор не бывало. В планах – открытие океанариума на острове Русском. И главный аргумент — новые дороги и мосты. Правда, статус эпицентра пробок теперь приобрёл проспект 100 лет Владивостоку, который власти обещают разгрузить с помощью ВКАД.

Доводов «против» не меньше. И существенная их часть — это неудавшиеся доводы «за».

Федеральный университет: глобальная стройка на острове Русском была призвана сделать его центром научной мысли и студенческой жизни города. Отчасти это удалось, но о конкретных результатах говорить рано — старые здания вузов, вошедших в состав ДВФУ, ещё не опустели, т. к. университет не в силах сразу перевезти все лаборатории, службы и, например, библиотеку, а новые корпуса ещё не заработали в полную силу. Итог — университет не ушёл из Центра, а растянулся на два лагеря, а крайними оказались преподаватели и студенты.

Один из самых существенных недостатков постсаммитовских трансформаций города — равнодушие к нуждам пешеходов и сохраняющееся несовершенство системы общественного транспорта. Чтобы добраться с «Варяга» на Русский, нужно ехать на двух автобусах, и таких примеров много. В пригород автобусы активнее ходить не стали, электропоезда не так уж часты. То ли дело Центр — все дороги ведут туда, там всё известно. И все главные события в городе проходят либо на главной площади, либо на двух набережных неподалёку. Ехать в другие места — ненужные проблемы. Развитая инфраструктура центра города по-прежнему привлекает людей жить, работать, отдыхать, учиться. Периферийные районы могут соперничать с Центром лишь в перспективе.

Вот что говорит об этом доктор экономических наук, директор Института международного бизнеса и экономики ВГУЭС, Александр Латкин:

«Для децентрализации во Владивостоке нет экономических оснований. При советской власти была достигнута реальная децентрализация за счёт рассредоточенных центров промышленности: так, например, завод «Варяг», или швейная фабрика «Заря», или другие предприятия строили жильё и создавали вокруг себя своеобразный микроклимат: магазины, больницы, детские сады — все было здесь. Таким образом, крупные предприятия «растаскивали» город в положительном смысле, и десятки тысяч людей выезжали в Центр от силы раз в две недели — поэтому и не было пробок. Сейчас территориальная децентрализация – в прошлом. Оформились такие микрорайоны, как Садгород и Весенняя, остров Русский и Снеговая падь, но огромное количество людей, там живущих, едет на работу в город, не находя альтернативы рядом с домом. Поэтому без развития экономики «на местах» децентрализация города состояться не может. Спортивно-концертный комплекс на «Спутнике», например, большинство людей будет посещать не чаще, чем раз в месяц, поэтому его появление на указанный процесс никак не влияет».

Подведём итоги. Процесс децентрализации города наметился и может оцениваться положительно, потому что он подстёгивает одновременное развитие разных районов. Но во Владивостоке этот процесс ещё не вышел из начальной стадии. Ни Де-Фриз на севере, ни Русский на юге ещё не могут рассматриваться в качестве городских районов, хотя они, безусловно, стали доступнее. Во Владивостоке по-прежнему есть Центр – и всё остальное. Децентрализация города — будущее, а не настоящее краевой столицы.