new-site

Детали: Девушки в форме
во Владивостоке

Достаем статью 
из нашего архива

Героини материала — бортпроводник, ветеринарный врач, сотрудник ППС, промышленный альпинист и танцовщица go-go. У каждой из них свое отношение к форменной одежде.

 

610-Anna Pozdnyakova

Анна Позднякова

30 лет, бортпроводник

Я работаю в компании «Владивосток-Авиа» более четырех лет. Попала сюда по совету близких, которые заметили, что мне подойдет работа, связанная с перелетами и постоянной сменой обстановки. Прошла медкомиссию, четыре месяца учебных курсов — и стала бортпроводником.

Работа стюардессы предполагает строгий внешний вид: волосы должны быть убраны в гладкую прическу, макияж всегда спокойный и деловой. Максимум, чем могут быть покрыты ногти, — прозрачный лак. Кроме сережек-гвоздиков и обручального кольца украшения не допускаются.

Есть несколько вариантов формы — летняя, демисезонная и зимняя. На зимнюю мы переходим, когда выпадает снег. Весной и осенью поверх костюма носим плащ, а зимой — пуховое пальто. Также в зимнюю форму входит красная «шапочка-таблетка». Она красиво смотрится со стороны, но девочки ее очень не любят. Ее сложно донести до самолета, не помяв, и сложно закрепить на голове.

Комплект формы выдается на два года, ухаживать за ним нам приходится самостоятельно. Форму приходится стирать перед каждым полетом и следить, чтобы не появилось ни одной затяжки и пятнышка. Внешний вид всегда должен быть идеальным, так как пассажиры осматривают нас с головы до ног, подмечая все детали. Отработав два года и получив еще один комплект, становится проще, потому что можно комбинировать.

Форма очень дисциплинирует. В ней чувствуешь себя иначе, чем в гражданской одежде. Недавно я прямо с рейса поехала в паспортный стол получать новый загранпаспорт. Люди сидели в душном коридоре, ругались между собой, а я смотрела на это и улыбалась, потому что просто не могла позволить себе вступить в перепалку.

 

610-Aleksandra Yaroshchuk

Александра Ярощук

23 года, ветеринарный врач

С 11 лет я работаю с собаками — с тех пор, как у нас дома появился первый лабрадор. Учась в десятом классе, окончила курсы по кинологии и экспертизе собак. Все это определило выбор профессии, и я поступила в Приморскую государственную сельскохозяйственную академию в Уссурийске. Практиковать как фельдшер начала с четвертого курса, а сейчас, окончив академию, работаю ветеринарным врачом в клинике «Милый друг».

Моя врачебная форма предполагает серьезный уход за ней. Как минимум, это ежедневная стирка и глажка. Во-первых, из соображений чистоты, ведь, помимо прочего, я работаю и в операционной. Во-вторых, при работе с четвероногими пациентами халат и брюки пачкаются с огромной скоростью.

Кроме формы, нужно держать в порядке руки. Ногти всегда обрезаю под корень, уже не мечтая о красивом маникюре. Руки страдают в первую очередь, так как животные бывают очень агрессивны, попадая к врачу — в непривычную для них среду. Царапины и укусы для меня — отнюдь не редкость.

Я до сих пор периодически работаю хэндлером — выставляю собак в ринге. Предпочитаю крупные породы — лабрадоров и среднеазиатских овчарок, хотя в моем послужном списке были и совсем небольшие собачки. На выставке успех собаки зависит не только от экстерьера и воспитания, но и от того, как ее выставит хэндлер. Прошли времена, когда в ринг выходили чуть ли не в спортивных костюмах. Сейчас я выставляю собак, надевая платье или юбку с нарядной рубашкой.

 

610-Anastasiya Fotina

Анастасия Фотина

26 лет, сержант патрульно-постовой
службы полиции

Служу в МВД уже четыре года с небольшим. Пришла на госслужбу после сокращения из рекламного агентства. Изначально хотела работать кинологом, но по стечению обстоятельств оказалась в ППС. Полгода отучилась в учебном центре, затем вышла «в поля» — патрулировать улицы. Сейчас я работаю на стационарном посте полиции, расположенном на центральной площади Владивостока.

Форму я «модернизировала» таком образом, чтобы подчеркнуть, что я все-таки — женщина, а не только сотрудник полиции. Брюки с помощью портнихи подогнала точно по фигуре, сделала более облегающими, чем они были изначально. Рубашку укоротила и приталила. Летом всегда ношу на работе форменную юбку вместо брюк, подшив ее на пару ладоней выше колена. Раньше носила туфли на танкетке, сейчас — каблук средней высоты. В рабочее время мой постоянный спутник  — боевой пистолет Макарова. Он весит килограмм, и первое время ходить с ним на поясе было очень неудобно. Но со временем я привыкла. Также неотъемлемый атрибут внешнего вида на работе — улыбка.

Возможно, из-за всего этого граждане не воспринимают меня, как сурового стража порядка, видя перед собой в первую очередь девушку. Часто пытаются познакомиться. Но женственная внешность отнюдь не мешает исполнять служебные обязанности. Я всегда корректна даже с правонарушителями. Но при необходимости, могу усмирить зарвавшегося буяна довольно жестко. 

 

610-Olga Ivleva

Ольга Ивлева

21 год, промышленный альпинист

Промальпом занимаюсь уже четыре года, а начинала со спортивного альпинизма. До сих пор с удовольствием хожу в горы. В ближайших планах — поехать в Африку и подняться на Килиманджаро.

Моя рабочая форма — удобные, теплые вещи, альпинистская каска, страховочная система и куча железок для работы с веревками. Некоторые предприятия требуют, чтобы рабочие ходили в спецовках с их логотипом. Это особенно актуально для крупных объектов, вроде заводов или моста через Золотой Рог, на котором я тоже работала. По форме можно определить, из какой бригады или цеха работник. Но сейчас мы с напарником работаем частным образом, поэтому можем позволить себе одеваться так, как нам удобно. Да и комбинезоны совсем не рассчитаны на девушек, мне они все просто большие. Обувь должна быть удобной, желательно — фиксировать голень. Я работаю в обычных берцах.

Мне пришлось отказаться от маникюра, так как резка металла, покраска, да и просто работа с веревкой не позволяют рукам оставаться женственными и ухоженными. Макияж тоже бессмыслен, так как на объекте меня не видит никто, кроме моего напарника.

 

610-Kseniya Sibirtseva

Ксения Сибирцева

20 лет, танцовщица go-go

Я танцую почти четыре года, попала в эту сферу случайно. Выступая в эстрадном коллективе «Шаги», получила приглашение на кастинг в ночной клуб Arena. У меня получилось, и я решила остаться танцевать в клубе. Последний год танцую в клубе GOSTI, здесь костюмы и образы придумывают за нас. Наше дело — преподнести задумки наиболее эффектно.

Образов у меня было очень много. Самые неожиданные, как правило, — на вечеринках в честь Halloween. На один из праздников нас загримировали под мертвецов. Еще мне запомнились вечеринки, посвященные Майклу Джексону, где танцовщиц одевали в стиле его клипов, например, знаменитого Thriller.

Танцы в клубе и откровенные наряды предполагают тщательный уход за собой, но я не делаю чего-то из ряда вон выходящего. Активные танцы поддерживают фигуру в форме. Кроме клуба, я участвую в группе поддержки баскетбольного клуба «Спартак-Приморье», так что других тренировок не требуется. Приходится регулярно посещать солярий, так как в клубном освещении светлая кожа смотрится не очень красиво. Я считаю, что все хорошо в меру. Не люблю безумный макияж, предпочитаю естественность даже на работе. В обычной жизни предпочитаю свободный стиль в одежде — либо джинсы и толстовки, либо платья в стиле casual.