new-site

Интервью:
Не фотограф Данил Сигидин

Если можешь чего-то не делать —
не делай

Десять лет назад Данил Сигидин впервые взял в руки камеру брата, а спустя три года начал фотографировать сам. Данил снимает и свадьбы, и детей, и репортажи, и love-story, но более известными стали его портретные съемки красивых девушек. За эти фотосессии он не берет денег, чтобы избежать отношений «заказчик — исполнитель». Данил не любит слово «фотограф» и не считает, что у него есть собственный стиль. Его лучшие портреты можно увидеть на сайте 500px.com.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Что для тебя женская красота?

— Я так сразу и не дам определения. У разных людей разные представления. Свое ощущение красоты я транслирую через фотографии. Для меня это в первую очередь — уверенность в себе, внутренняя красота и свобода. Но чтобы девушка на снимке понравилась зрителю, я должен убрать личное отношение к ней. Поэтому даже знакомых девушек  стараюсь воспринимать как полностью неизвестного мне человека.

То есть твои фотографии — вещь абсолютно несубъективная?

— Нет, личный взгляд я не исключаю, но это именно взгляд. То есть я своими способами, ракурсами, через собственное видение передаю историю и настроение модели.

Мужчин не фотографируешь?

— С трудом себе представляю, чтобы я взял камеру и пошел фотографировать парней, причем с посылом, отличающимся от бизнес-портрета. Чувственную сторону парня я смогу передать, но это будет, скорее всего, только за деньги.

Как ты передаешь характер девушки?

— Свет, композиция, цвет, сам объект съемки и фон — все это важно для передачи характера. Для меня главную роль играет именно свет — мощнейший инструмент, который помогает выражать красоту мира. Он может показать как плохую, так и хорошую сторону.

Также мне важно установить контакт с человеком, поэтому людные места не люблю. В таких условиях человек перед камерой никогда не расслабится и не будет естественным, он начнет притворяться и играть на публику. В уголках губ, в бликах глаз можно заметить, когда человек не играет.

Девушки на моих фотографиях передают то состояние, которое мне же и нравится. Это как музыка: есть музыка веселая, есть грустная, а есть некий лаунж — под определенное настроение. То есть, нельзя сказать, что расслабляющая музыка должна быть обязательно веселой. Неправильно. Неважно, какая оболочка, важно чувствовать, что ты хочешь передать через снимок.

Эмоции не обязательно должны быть ярко выраженными?

—Мне вообще не нравятся ненастоящие эмоции. Самое легкое — заставить человека смеяться, особенно когда за спиной опыт «КВН». Если говоришь девушке, как она должна встать или сесть, это приводит к тому, что все начинают смеяться. Моя задача расслабить, а не смешную фотографию получить.

Притворность не нравится так же, как и бутафория предметов в кадре. Например, человек в лесу с пианино. Происходит разрыв логики, и появляются вопросы типа «Какого черта здесь делает пианино? Почему? Зачем?» Облака из ваты, яблоки на елке…  Или, например, керосиновая лампа. «О, у меня есть лампа, поехали снимать».  А зачем? Какая за этим история? Но некоторые фотографы именно так ощущают свои художественные съемки. Это их метод.

У тебя всегда есть история для съемки? Ты придумываешь ее заранее или она возникает во время процесса?

— Фраза есть хорошая, что творчество — это общение со зрителем. Творчество без зрителя не существует. Так и есть: когда я что-то делаю, я хочу этим сразу же поделиться.

Фотография — это рассказ, фотоаппарат — ручка: если нам нечего написать, то какой бы дорогой ни была бы эта ручка или бумага, мы ничего не напишем. Самый примитивный пример — Дмитрий Медведев со своими фотографиями. У него дорогая техника, всевозможные объективы и прочее, но он фотографирует все подряд — смотришь и ужасаешься.

То, что фотографирую я, это достаточно примитивные рассказы, там нет глубокой мысли, второго дна. Но это мои рассказы, они держатся на образе красивой девушки, который я выбрал изначально, на том, что именно я считаю красивым, и сегодня для меня это важно.

Общаешься с девушками до съемки, чтобы лучше их узнать?

—Комфортней всего мне было бы, если бы я надевал наушники и никак не контактировал с человеком. Но с незнакомыми людьми это невозможно. Незнакомый человек все время сомневается: все ли правильно он делает, хорошо ли получается на снимках. Ведь у людей есть комплексы, и все они по-своему «выходят наружу».

Вот пример: фотограф показывает фотографию девушке, объясняет, как ему нравится свет, платье, место. А девушка говорит: «Я толстая! У меня тут двойной подбородок. В этой позе я больше стоять не буду». Для меня эти фразы никакой ценности не имеют: я делаю много кадров, образы и ракурсы постоянно меняются, и я вижу целую картинку, а не количество подбородков.

Что ты говоришь им, чтобы они раскрылись перед камерой?

— Если мне что-то не нравится на определенном этапе съемки, прошу принять позу, в которой девушке было бы наиболее комфортно. Не люблю неестественные позы. Профессиональные модели знают, как делать прогибы, «спину колесом», а с обычной девушкой это смотрится нелепо. Заставить девушку плакать несложно — есть специальные капли. Но такая фотография не несет в себе жизни. Другое дело — художественная фотография с определенной историей. Позы и бутафория хороши для рекламы.

На моих снимках девушки спокойны, уверены в себе, а истории передаются не через позирование, а взгляд, легкое движение. Это более тонко. И не все это понимают.

То есть во время съемки ты девушкой не управляешь?

— Если перевести на язык кинематографа, то я стараюсь быть в роли оператора, который следит за действиями, не вмешиваясь в процесс. Но некоторые детали обговариваются до съемки: роль, настроение, история. В рамках естественности, конечно.

Как ты выбираешь из большого числа девушек, которые тебе пишут, одну? Отказываешь в съемках кому-нибудь?

— Никак не выбираю. Снимаю обычно тех, кто больше всех этого хочет, кто напишет не один раз, а два, кто предложит интересную идею. Всех желающих снять я не могу чисто технически — каждая фотосессия занимает много времени. Сам стараюсь никому не писать, потому что девушки воспринимают это неверно — как приставание.

Сколько времени понадобилось, чтобы осознать такие профессиональные вещи?

—Первый «ответ», что фотография — это способ коммуникации со зрителем, у меня был в пять лет. В детском садике друзья просили меня нарисовать «танчик», потому что я делал это лучше, чем они. Я это запомнил. И все время рисовал: в тетрадках, на листочках, в школе — везде и на всем. Когда рисование стало работой, творчество перешло на фотографию. Сейчас и фотография стала работой.

Есть одно буддийское изречение: «Если можешь чего-то не делать — не делай». Сначала думал, что это какая-то бредовая фраза, а потом каждый год, когда перекладывал ее на себя, понимал, что это очень мудро. Когда ты ничего не делаешь, ты начинаешь делать то, что по-настоящему хочешь. И так каждый человек начинает делать что-то свое. Я за то, чтобы каждый человек занимался именно тем, чем хочет. Нужно откинуть предрассудки, правила поведения и оставить то, что нужно тебе самому. Тогда начнешь получать удовольствие от своего творчества.

  • Polina Shchekina

    Скучаю по тебе и твоим взглядам, дорогой друг.
    Рада, что творчество твое живет с тобой.
    Спасибо за искренность.

    • Данил Сигидин

      ю-ху)