new-site

Архивы NEO
за 1999 год: Интервью
с группой «Deadушки»

Как питерская группа 
купила во Владивостоке компакт-диск
с ремиксами своих песен

Раз в неделю мы достаем подшивку владивостокской молодежной газеты NEO за 1999 год. В десятом выпуске — интервью Галины Кошкиной с петербургской группой «Deadушки».

Ну, не приехали на фестиваль «Пацифик» белорусские «Ляписы», ну и ладно. Зато альтернатива, воплощенная электронными «Deadушками», ничуть не омрачила ход июньской рок-тусовки. Ибо настоящий драйв обитает лишь в трех городах бывшего Союза — родном Владивостоке, Свердловске и, естественно, Питере…

Из досье

Виктор Сологуб. Соло. Окончил Ленинградский политех, где овладел специальностью гидротехнического строителя. Потом семь лет конструировал водные мосты, по ходу занимаясь музыкой. Когда стал вопрос выбора между профессией и хобби, выбрал второе… Настоящий дедушка, безумно любящий свою четырехмесячную внучку Соню. Критически относится к необязательным людям.

Алексей Рахов. Бас-гитара. Окончил Ленинградский электротехнический институт. Четыре года доблестно пребывал в почетном звании МНС (младший научный сотрудник). Имеет научные труды. Играл с Салтыковым (тот, который экс-муж Ирины) в группе «Мануфактура». Ненавидит насилие в любом проявлении.

Андрей Орлов. Барабаны. В коллективе друзей — Дрон. На вопрос о наличии образования ответил весьма неоднозначно: «У меня незаконченное среднее — ПТУ…», чем вызвал бурное обсуждение своего статуса со стороны остальных участников группы. Проникнувшись дебатами, Дрон изрек: «Ну вот, блин. Всегда был уверен, что у меня неоконченное среднее и вдруг во Владивостоке узнаю, что средне-специальное!..» Обучался игре на четырех инструментах в музыкальном училище, но так его и не закончил. После ПТУ пришел в питерский рок-клуб, где переиграл в 17 коллективах (в том числе «Выход», «Юго-Запад», «АУ»). Крайне отрицательно относится к наркотикам.

Александр Докошин. Звук. До того, как стать deadушкой, работал инженером в студии «Мелодия» и на радио. Однажды ему позвонил Виктор и сказал: «Саш, мы приедем к тебе записывать страшную музыку. Тебе, наверное, она не понравится». Саша послушал, и ему понравилось… Не переваривает злых людей. 

 

Корр: Ходят слухи, что вас оповестили о выступлении во Владивостоке за несколько часов до вылета…

Андрей Орлов (далее — АО): Я спал. Пронзительный звонок заставил снять телефонную трубку — меня известили, что завтра у нас выступление во Владике. Спросонья мне показалось, что это шутка. Пришлось позвонить Вите, разбудить его и порадовать предстоящим концертом.

Виктор Сологуб (далее — ВС): Когда знаешь заранее, что у тебя в таком-то городе выступление, то хоть как-то себя готовишь. Но когда узнаешь о концерте за пару часов до отлета самолета, а прилетев, работаешь без всяких репетиций, то испытываешь истинный драйв!

Корр: Понятно… А что вы будете делать, если ваша музыка перестанет нравиться людям? 

Алексей Рахов (далее — АР): Если ничего не получится с музыкой, то откроем во Владивостоке стриптиз-бар. Дрон займет место охранника, Витя оккупирует плиту (очень вкусно готовит), я поработаю официантом, а вот почетная должность стриптизера, несомненно, достанется Саше. А назовем мы заведение в честь нашей группы.

Корр: Приятно слышать. Чувствуется, что Владивосток вам понравился…

АД: Конечно! Такой город наскучить не может. Мы убедились, что во Владивостоке живут самые красивые девушки.

АР: Вот вчера ездили в гости, и там были девушки, так я одной из них кофту свою оставил…

Корр: Признаюсь, ваша музыка мне очень нравится, а вот тексты… Какие-то они странные. Кто их пишет?

ВС: Специалист по словам у нас Кирилл Алексеев — преподаватель монгольского языка в питерском универе. Он гений — у него слишком много интеллекта в голове. 

АР: При чем тут интеллект?! Просто Кирилл и Виктор много лет уже не только живут в соседних подъездах, но и крепко дружат… Витя у нас вообще любитель «своих» двигать…

Корр: Не так давно вы работали над ремиксами к песням группы «Колибри». Как вам понравилось совместное творчество с сугубо женской командой?

АД: Ребята делали аранжировку, я сводил. В конечном итоге получился довольно неплохой, на мой взгляд, продукт. Но диск мы так и не увидели, хотя я частенько напоминал девушкам, а они грозились нам его предоставить. Но это так и не случилось, потому что у «Колибри» сейчас довольно тяжелые времена — Саша Пивоварова, лидер группы, покинула коллектив. С ее уходом команда стала распадаться и им, естественно, стало не до нас.

АР: Кстати, теперь у нас этот диск есть. Мы приобрели его здесь, в магазине CD Land.

Корр: Есть ли у вас музыкальные авторитеты, на которые хотелось бы равняться? 

АД: Когда Чайковский творил свои шедевры, он не смотрел, насколько лучше это делал Моцарт. Поэтому зачем с кого-то снимать кальку?..

Корр: Ваш дебютный альбом «Искусство каменных статуй» имеет почти схожую историю с продвижением «Морской» «Мумий Тролля». Это случайность?

АР: Нет, скорее закономерность. Мы принесли демо-кассету на студию «Союз». Ее погребли в общей братской могиле — большом ящике нерентабельной музыки. Причем, скорее всего, ее даже не слушали. Но нас решился выпустить ваш знаменитый земляк, директор «троллей» и владелец «Утекай Звукозапись» Леня Бурлаков. Ему тоже в свое время пришлось пробивать немало стен и кричать в оглохшие уши. Поэтому он, как никто, знает, насколько тяжела дорога нестандартной, свежей и современной музыки.

Корр: А вашим детям нравится то, что вы делаете?

ВС: Детям нравится, и они даже расстраиваются, когда у них нет возможности быть на нашем концерте. А вот родителям… В общем, они просто не понимают такую музыку, потому что выросли на другой.

АД: А мой сын любит приходить в студию и вертеть всякие проводки…

ВС: Ага! Ну теперь-то все понятно. А я-то думаю, что за нехороший человек все провода потает в студии… Так, так. Теперь буду знать, с кого спросить.

Корр: Расскажите о своих «Мерседесах» и «Фольксвагенах».

АР: Я могу похвастаться — я единственный в группе, кто ездит на машине. Остальные перемещаются общественным транспортом. Моя машина… маршрутное такси. Но это же машина в отличие от метро?

Корр: Ну и напоследок… Вы уже, наверное, познакомились с местными группами. Как вам они? 

ВС: Честно говоря, мы попали с корабля на бал. Когда на «Пацифик» выступали владивостокские команды, мы были в гримерке, но кое-что видели и слышали. Мне вот очень понравился «Тандем».

АР: А мне «Мексиканские пчелки-убийцы». Они чем-то напоминают «Странные игры». Иван Панфилов смешно читал Пушкина — ни одного переставленного или измененного слова, а народ ликовал. Но музыку его я не запомнил…