new-site

Архивы NEO за 1999 год:
Владивосток в мировой истории,
политике и культуре

Николай Пржевальский,
Фритьоф Нансен, Антон Чехов и еще 29 человек,
связанных с Владивостоком

Раз в неделю мы достаем подшивку владивостокской молодежной газеты NEO за 1999 год. В шестом выпуске — примечательные люди, связанные с Владивостоком. Собрано и интерпретировано Сергеем Че.
 

Ученые и путешественники

 

Николай Пржевальский
(1839–1888)

Командировка офицера Пржевальского, служившего в военно-статистическом отделе (разведке) в Приморье, была первым путешествием одного из самых знаменитых русских изыскателей.

Пржевальский прибыл во Владивосток в октябре 1867 года и пробыл здесь почти два месяца, занимаясь изучением малоизвестной местности и природы. В частности, он описал местное китайское население, корейцев и аборигенов края — гольдов (так в то время называли удэгейцев, орочей и нанайцев). Возвращение с Дальнего Востока в Петербург было для Пржевальского триумфальным. Его труд по изучению населения Приморья получил серебряную медаль Русского географического общества, которое с тех пор стало безоговорочно финансировать экспедиции Пржевальского в Азию.
 

Фритьоф Нансен 
(1861–1930)

Знаменитый норвежский полярный исследователь посетил Владивосток в октябре 1913 года и, осмотрев город, оставил одно из самых замечательных и хвалебных его описаний: «Важнейшим городом на русском Дальнем Востоке, бесспорно, является Владивосток… На пароходемы прокатились по Золотому Рогу по направлению ко входу в залив… Вид на город очень красив, вряд ли Владивосток уступит в этом отношении какому-либо другому городу. Расположенный на террасах, он напоминает Неаполь. Правда, здесь нет на заднем плане Везувия, но зато прекрасная гавань и роскошные острова».
  

Руальд Амундсен 
(1872–1928)

Еще один полярный путешественник и тоже норвежец. В 1911 году именно он первым достиг самой экстремальной точки Земли — Южного полюса, а в 1926-м первым пролетел над Северным полюсом на дирижабле. Амундсен прибыл во Владивосток в июле 1926-го и прочитал ряд лекций о своих путешествиях. Кстати, в нашем городе ему больше всего понравился Ботанический сад, где он провел полдня.
   

Владимир Арсеньев 
(1872–1930)
 

Самый знаменитый писатель, путешественник и ученый Дальнего Востока, он же русский Брем, Майн Рид и Киплинг в одном лице. 99 лет назад, в августе 1900 года, 27-летний поручик Владимир Арсеньев прибыл во Владивосток и сразу попал в район боевых действий. В это время в Китае происходило знаменитое «боксерское восстание» (по версии англичан). В подавлении бунта принимал участие и Арсеньев, получивший за удачные действия серебряный крест. 

Потом были его знаменитые путешествия и книги, прославившие на весь мир гольда Дерсу Узала. Умер Владимир Клавдиевич во Владивостоке в 1930 году. Причем умер «вовремя» — им заинтересовался НКВД по причине участия Арсеньева в переброске белых офицеров через границу.
  

Игорь Тамм 
(1895–1971)
 

Родился во Владивостоке в 1895 году. В 1913–1914 годах учился в Англии, в Эдинбургском университете. Работал в Академии наук СССР, а в 1947 году был привлечен к ядерному проекту, который курировал Лаврентий Берия. Тамм работал с Курчатовым и Сахаровым и стал одним из отцов водородной бомбы. Вершиной его жизни стала Нобелевская премия 1958 года за работы в области физики элементарных частиц.

Неординарная личность. Дружил с Растроповичем — дача композитора находилась рядом с дачей Игоря Евгеньевича, Солженицыным, а также еще одним диссидентом — скульптором Сидура, памятник работы которого стоит на могиле Тамма в Москве.

 

Политики

 

Николай Муравьев-Амурский 
(1818–1883)

Первый губернатор Восточной Сибири сделал для Владивостока больше, чем все остальное человечество — он дал приказ основать город и указал его будущее местоположение.

Между прочим, сам «папаша» никогда во Владивостоке не был, если не считать июль 1859 года, когда он на пароходе «Америка» осматривал бухту Золотой Рог. Но тогда Николай Николаевич еще раздумывал, где основать главный порт России на Тихом океане…
  

Николай II Романов 
(1867–1918)

Прибыл во Владивосток на крейсере «Память Азова» 10 мая 1891 года во время своего путешествия по странам Востока. Царем он тогда еще не был, поэтому места, которые Николай посетил, назвали именем цесаревича Николая. На Дальзаводе есть, например, док его имени. Кроме того, последний самодержец России заложил первый камень в основание владивостокского железнодорожного вокзала и в фундамент памятника капитану Невельскому.
  

Никита Хрущев 
(1894–1971)

Побывал во Владивостоке в октябре 1959 года, возвращаясь из своего знаменитого американского турне, где он проникся идеей засеять российские поля кукурузой. 6 октября на бывшем Мальцевском базаре (теперь здесь находится стадион «Авангард») он выступил перед жителями города и пообещал за тридцать лет построить в СССР коммунизм, а за двадцать — превратить Владивосток во второй Сан-Франциско. Ни того, ни другого сделать не удалось…

 

Форд и Брежнев

Брежнев бывал во Владивостоке несколько раз, а вот американские главы нас практически никогда не посещали, кроме 38-го президента США Джеральда Форда, с которым 22–24 ноября 1974 года на Санаторной были проведены переговоры по ограничению стратегических вооружений и подписаны документы по ОСВ-1. 

Полковник КГБ Григорьев, обеспечивавший безопасность мероприятия, вспоминает, что Форд был очень удивлен богатой природе окрестностей Владивостока и большому количеству жителей на улицах города. «А мы думали, — сказал он, — что у вас тут ничего не растет и кроме военных, населения нет». Кстати, с этих пор отношение к Владивостоку изменилось: триста репортеров из США, присутствовавших на встрече, растрезвонили на весь мир о прелестях нашего города, и сюда потянулись иностранцы.

 

Военные 

 

Степан Макаров
(1848–1904)

Знаменитый русский ученый и флотоводец посетил Владивосток в 1895 году, во время кругосветного плавания на корвете «Витязь», и подарил нашенскому музею некоторые экспонаты, собранные во время плавания по южным морям, которые до сих пор хранятся в фондах музея имени Арсеньева.

 

Лавр Корнилов 
(1870–1918)

Организатор знаменитого антибольшевистского мятежа,подавленного в сентябре 1917 года, служил в 1911–1912 годах на Русском острове командиром 9-й стрелковой дивизии. Ну а погиб он в боях с Конной армией Буденного, который, кстати, тоже служил под Владивостоком, в селе Раздольном.

 

Александр Колчак 
(1873–1920)

Один из самых блестящих русских морских офицеров. В начале ХХ века — полярный исследователь, совершил три экспедиции в Арктику. В первую мировую войну командовал Черноморским флотом, с 1918 по 1920 годы — Верховный правитель России со стороны «белых». Во Владивостоке Колчак был 2 раза, и оба в 1918 году. Первый раз он прибыл из командировки в США, куда был послан по заданию Временного правительства. Здесь он встретился со своей любовницей Анной Тимиревой, с которой хотел эмигрировать в Японию, но не смог оставить Россию. Пожив немного в Стране восходящего солнца, любовники вернулись во Владивосток, а отсюда отправились в Омск, где адмирала и провозгласили Верховным правителем.

  

Климент Ворошилов 
(1881–1969)

«Первый красный офицер» прибыл во Владивосток в 1931 году. Он занимался здесь вопросами возрождения береговой обороны города (уничтоженной после ухода японцев) и лично осматривал места для постройки батарей. Одна из них, место для которой выбрал лично «тов. Ворошилов», получила название Ворошиловской батареи (о. Русский).

 

Василий Блюхер 
(1890–1938)
 

В 1929 году Блюхер был назначен командующим ОКДВА и находился на этом посту вплоть до 1938 года, когда его за «плохое командование» во время Хасанских событий арестовали и судили как японского шпиона. В окрестностях Владивостока в сентябре 1938 года была сделана последняя фотография Блюхера.

 

Писатели

 

Константин Станюкович 
(1843–1903)

Кадет Станюкович был первым из знаменитых писателей, посетивших Владивосток. Правда, тогда он еще писателем не был. 18-летним юношей он оказался в только что основанном посту по простой причине. Во время кругосветного плавания на корвете «Калевала» он заболел лихорадкой и в июне 1861 года был списан на берег в первом же русском порту, которым оказался Владивосток.

 

Всеволод Крестовский
(1840–1895)

 Популярный в прошлом веке писатель, автор знаменитых «Петербургских трущоб». По этому роману поставлен один из лучших российских сериалов «Петербургские тайны». Оставил великолепные зарисовки из жизни Владивостока 1880 года, когда посетил город в качестве корреспондента «Правительственного вестника». Вот пара цитат из них: «Какие достопримечательности во Владивостоке. Разве длиннокосые… манзы (китайцы) в синих кофтах на базаре. Или корейцы, в белых балахонах разъезжающие по городу на рыжих коровах», «Городские места оригинальны по своим кличкам… далеко не все они изящны, например: Голопуп, Гнилой угол, Машкин овраг, Речка объяснений, Блокгауз свиданий и т. п.»
 

Антон Чехов
(1860–1904)
 

Ровесник Владивостока прибыл в город в 1890 году, после своего путешествия на остров Сахалин. Владивосток Чехову понравился, он здесь был в пору «золотой осени» и прекрасно отдохнул. В частности, он был одним из первых посетителей только что открывшегося музея ОИАК — ныне музей им. Арсеньева.

  

Александр Фадеев 
(1901–1956)

Родился в Чугуевке, но некоторое время жил во Владивостоке. Напротив базара на Комарова сохранился дом, памятная доска на котором напоминает об этом. Есть мнение, что искренне Фадеев писал только на Дальнем Востоке и о Дальнем Востоке: «Разгром», «Последний из Удэге». «Молодая гвардия» же и прочие вещи — пропагандистские заказняки, которые потом не очень хорошо отразились на судьбе председателя Союза писателей СССР. Когда в 1956 году Фадеев застрелился, люди, близко знающие его, не удивились — слишком многое давило на «инженера человеческих душ».
  

Валентин Пикуль
(1928–1990)

В начале 1980-х гг., во время написания трилогии о Дальнем Востоке времен русско-японской войны («Богатство», «Крейсера», «Три возраста Окини-сан»), наш знаменитый исторический романист посетил Владивосток и работал в архиве Дальнего Востока.

  

Поэты

 

Константин Бальмонт
(1867–1942)
 

Поэт-путешественник (Бальмонт был помешан на путешествиях и объездил весь мир, посетив самые далекие уголки Земли) в 1916 году решил осуществить свою давнюю мечту и отправиться в Японию. Естественно, ему пришлось проехать через Владивосток, откуда в те времена безо всяких виз каждую неделю отходили два рейса в Страну восходящего солнца. Мэтр символизма прибыл во Владивосток 10 апреля и устроил несколько вечеров поэзии в зале Коммерческого училища (сейчас физфак ДВГУ). Здесь же он написал стихотворение, начинающееся словами «Люблю тебя, Владивосток…» Жил Бальмонт в отеле «Централь» — сейчас гостиница «Золотой Рог« на Светланской, 13.
 

Давид Бурлюк 
(1882–1967)

Поэт и художник. Отец русского футуризма. Заставил Маяковского писать стихи и был его духовным наставником. Прибыл во Владивосток в 1919 году, спасаясь от «красной волны», которая катилась через всю страну на Дальний Восток. Был одним из инициаторов открытия в городе футуристического кафе «Би-Ба-Бо», где первое время подвизался конферансье. Устроил первую во Владивостоке выставку футуристической живописи, на которой эпатировал публику полотном «Моя любовь» (оно представляло собой чистый холст с наклеенными на него использованными презервативами) и тут же прочитал лекцию «Площадная живопись и заборная литература». В 1920 году переехал в Японию, где имел бешеный коммерческий успех. Заработав денег, отправился в Америку, где осел и работал до конца жизни, признанный одним из великих художников ХХ века. Существует, по крайней мере, одно полотно Бурлюка, запечатлевшее наш город.
  

Велимир Хлебников 
(1885–1922)

В 1919–1920 годах Хлебников совершил путешествие по стране, которая раньше называлась Российской империей и еще не стала СССР. Сведения об этом путешествии очень скудны, ибо по возвращении у Хлебникова украли наволочку, в которой он хранил свои дневники и рукописи. Но кое-что сохранилось. В частности, в поэме «Переворот во Владивостоке» настолько ярко «вылезли» подробности японского выступления 4–5 апреля 1920 года (когда был арестован Лазо) и так искусно дан портрет города, что не узнать в нем Владивосток невозможно, даже если не обращать внимания на название.
  

Осип Мандельштам
(1895–1938) 

Самая трагическая фигура среди русских поэтов ХХ века. Мандельштам был арестован и осужден за контрреволюционную деятельность на 5 лет весной-летом 1938 года. 12 октября он прибыл по этапу во Владивосток, в пересыльный лагерь в районе нынешнего Моргородка. Истощенный и психически, и физически (Мандельштам практически ничего не ел, отказываясь от пищи), он умер 27 декабря 1938 года и был похоронен в братской могиле сразу за лагерной колючкой.

  

Музыканты

 

Макс Кюсс
(1877–1942)

Автор знаменитого вальса «Амурские волны» служил во Владивостоке в 1907–1913 годах в 3-м Восточно-Сибирском стрелковом полку капельмейстером. Здесь же у него случился нервный срыв, предположительно из-за несчастной любви, и он был помещен в психиатрическую клинику в Хабаровске. Так мы его потеряли.
 

Александр Вертинский
(1889–1957) 

«Отец русской бардовской песни» посетил Владивосток с гастролями зимой 1952 года. По его собственным воспоминаниям, сильно мерз: у артиста были «ботиночки на тонкой подошве», а выступал он в неотапливаемом здании бывшего Пушкинского театра. Но этого, конечно никто не заметил.
 

Владимир Высоцкий
(1938–1980)

Высоцкий первый раз приехал во Владивосток в 1972 году и пел в том же зале, где до него выступали Айседора Дункан и Вертинский. Несмотря на то, что никаких, естественно, объявлений о его концертах не было, ДК моряков, расположенный в бывшем Пушкинскм театре, был переполнен. Второй раз Владимир Семенович был во Владивостоке в 1977 году. Кстати, его мечта «открыть закрытый порт Владивосток» исполнилась.
 

Борис Бланк
(род. 1960?)

Пока документально не подтвержденная легенда о том, что Борис Бланк, один из дуэта YELLO, родился в Приморье, предположительно в 1960 году. С началом исхода советских евреев в Израиль его родители подали документы на выезд и отправились в землю обетованную в начале 1970-х годов. Как попал Борис в Швейцарию, история пока умалчивает, но если все окажется правдой, то это похоже на мировую сенсацию. YELLO является одной из самых модных групп в мире, а ее композиции используются в рекламных роликах и заставках многих теле- и радиопрограмм.
 

Дэвид Боуи

Еще одна легенда о том, как в середине 70-х во Владивостоке побывал папа «Зигги Стардаста» Дэвид Боуи. Версия, которая имеет хождение на Западе, правда, не выдерживает никакой критики: она гласит, что Дэвид поспорил с Игги Попом и пересек советско-китайскую границу, проехав затем на Транссибирском экспрессе до Москвы. Тот, кто хоть чуть-чуть знает, как охранялась граница, и знаком с системой покупки ж/д билетов в советские времена, понимает, что это полный «гон». Единственным способом проникнуть в закрытый Владивосток в то время было попасть сюда в числе тех 300 журналистов, освещавших в 1974 году встречу Форда с Брежневым.

 

Артисты

 

Айседора Дункан 
(1877–1927)

В 1925 году Владивосток осчастливила своим появлением воздушная, неподражаемая Айседора Дункан. Босиком (в этом была ее «фишка») она танцевала на сцене Пушкинского театра и покорила немногочисленную публику, пришедшую на этот единственный концерт.
  

Юл Бриннер 
(1920–1985)

Внук швейцарского предпринимателя, сын министра промышленности Приморской республики, потомок Чингисхана (по матери), Юл Бриннер родился 11 июля 1920 года во Владивостоке. Эмигрировал с семьей в Китай, потом в Париж, затем в США. Актер и певец, с 1954 года снимается в кино. В 1956 году получил «Оскара» за роль короля Сиама в фильме «Король и я».
 

Александр Михайлов

Он жил со старенькой мамой на Сахалинской, а потом, когда перебрался в Москву, забрал ее с собой. Наиболее заметные роли в кино — «Мужики», «Любовь и голуби», «Одиноким предоставляется общежитие», «Змеелов».

  • ЦУИ

    Про Фадеева: а где на Комарова базар?

    • tim_taler

      он там жил в течение учебного времени в доме сибирцевых. игорь и всеволод сибирцевы – его двоюродные браться.

  • Sergey Matlin

    Сразу как сворачиваешь с Океанского направо.