new-site

Молодые ученые:
Химик Надежда Струппуль

Доцент кафедры химии ДВФУ — о пользе
зарубежных стажировок

С детства я мечтала стать Зиночкой Кибрит из сериала «Следствие ведут знатоки», а позже решила выучиться на химика. Чтобы поступить в университет, живя в поселке Ванино, я училась заочно в физико-математической школе Новосибирска, так как математика была среди вступительных экзаменов на химфак, участвовала в олимпиадах по химии. Во Владивосток ехала с уверенностью, что поступлю, — так и получилось.

По специальности я химик-аналитик, и учащиеся этой специальности курса с четвертого, как правило, уже знают, где будут работать в дальнейшем. Система, когда предприятие или лаборатория «растит» себе специалиста с университетской скамьи, у нас на кафедре существует до сих пор. Так что и я, еще будучи студенткой, знала, что буду работать в испытательном центре «Океан». Туда и пошла после получения диплома, а потом оказалась и сотрудником кафедры, которая тогда называлась кафедрой химии и технологии живых систем ДВГАЭУ. Сейчас мое рабочее место официально называется кафедрой продуктов питания и технологий живых систем Школы биомедицины ДВФУ. Я кандидат биологических наук, доцент. 

Азия: дал обещание —
выполняй

Впервые на заграничную стажировку я попала в 2009 году вместе с группой своих студентов. После второго курса у студентов нашей школы начинаются производственно-ознакомительные практики, и мне выпала возможность везти одну из групп в Харбинский университет.

В тот раз мы посетили местную фармацевтическую фабрику, где познакомились с различными технологиями упаковки лекарств, побывали на нескольких маленьких пивоварнях и пивзаводе, где производят любимое многими пиво «Харбин». Правда, экскурсия на завод была не слишком показательна для студентов. Процесс производства там организован примерно так же, как на заводе Coca-Cola во Владивостоке, — специалисты работают в застекленных помещениях, и студентов водили по заводу, как обычных туристов, поэтому весь процесс мы смогли увидеть лишь издалека.

Но, в общем, эти поездки — как и посещение самого Харбинского университета — были и студентам, и мне достаточно интересны. В университете огромные химические лаборатории: мы посмотрели, как они оборудованы, да и в целом увидели, как работают и учатся наши иностранные коллеги.

«
В Корее работают,
что называется, „на убой“ —
с фанатизмом
»

Следующей стажировкой стала поездка в Korean Testing and Research Institute в Сеул. Туда я ездила по линии работы в испытательном центре «Океан». Это корейский институт, который занимается сертификацией товаров. На его базе учатся студенты по направлению сертификации и стандартизации, а я работала в лаборатории института.

В Корее работают, что называется, «на убой» — с фанатизмом. У них есть такое понятие, как «дали обещание президенту». В моем случае, это был президент университета, по-нашему ректор. Если дано обещание закончить работу к определенному сроку, то люди сделают все для этого. В Корее крайне престижно работать на государственных предприятиях. В частных компаниях велик риск, выполнив определенные задания, вылететь на улицу без зарплаты. Но уж если кореец попал на государственное предприятие, то он будет обеспечен зарплатой, страховкой, а зачастую и другими благами — квартирой, машиной. Поэтому за работу на госпредприятиях корейцы держатся и относятся к ней крайне ответственно. Студенты относятся к обучению также — получили задание, значит должны его выполнить, выучить, что бы ни случилось.

Практика по отправке студентов на стажировки в Южную Корею в нашем университете существует, но это достаточно дорогой опыт, который может позволить себе далеко не каждый учащийся, так как семестр обучения в разных корейских институтах стоит довольно дорого.

США: в общежитии
все равны

Осенью 2011 года я вместе с группой преподавателей ДВФУ проходила двухнедельный мастер-класс по технологиям живых систем в университете Иллинойса. Иллинойс — аграрный штат, и мы побывали в тех школах университета, которые касаются именно нашего направления работы. Это животноводство, растениеводство и исследование яблок — генная инженерия и создание новых сортов. У университета огромные территории, которые занимают не только несколько кампусов, но и поля и пастбища. Были в институте мяса, сои и других.

Кампус университета — это отдельный город, в котором есть вся необходимая инфраструктура, вплоть до автобусов, которые ходят по всей территории. Первокурсники обязаны жить в общежитии, независимо от достатка семьи — хоть ты внук Рокфеллера. Потом можно либо остаться в общежитии, либо снять апартаменты на территории университета — самостоятельно или вскладчину с другими студентами. Общежития разные. Есть те, что специально предназначены для людей нетрадиционной ориентации, есть общежития для  представителей разных религий, например, для радикальных мусульман, и все это мирно уживается между собой. 

Местные студенты зачастую получают гранты за хорошую учебу или сотрудничают с будущим работодателем, который оплачивает им обучение. В США есть развитая система технопарков и стартапов. Заканчивая университет, студент, который хочет организовать свое дело по профилю подготовки и имеет конкретный план, получает лабораторию в университете и стартовый капитал, который он тратит на то, чтобы развить свое предприятие. Особенно это касается наукоемких производств, которые требуют большого начального капитала и нескорого получения прибыли. Если предприятие имеет успех, выпускник оказывается «на коне». Если не получилось получить прибыль, через два года ему просто приходится освободить лабораторию, и никаких убытков он лично не несет. При этом у выпускников принято спонсировать университет, а значит, и новые исследования и разработки.

Двери в Штаты откроет эссе

В Америку русскому студенту сейчас проще уехать на стажировку, чем в другие страны, для этого не нужно иметь много денег. Нужно в хорошей степени владеть языком, чтобы сдать экзамены IELTS или TOEFL. Кроме того, нужно подать заявку. У наших студентов, как я заметила, есть одна большая трудность — они не умеют писать эссе. А для того чтобы поехать на стажировку в иностранный университет, нужно заполнить анкету, куда входит два вида эссе.

В одном из них студент должен коротко сформулировать ответ на вопрос, чего он хочет от стажировки, и уложиться при этом, в среднем, в сто пятьдесят слов. Бесполезно писать о том, как сильно ты хочешь учиться и просить взять себя, это не сработает. Нужно сформулировать конкретную цель. Университетам Америки интересно не просто привлечь к себе иностранных студентов, у них их и так хватает. Им интересно привлекать российских студентов с целью, чтобы они потом вернулись обратно и развивали международное сотрудничество. А это абсолютно другой подход.

«
Человек должен хотеть
чего-то конкретного. Не уехать из России
или просто поучиться за границей, он должен
иметь реальные цели
»

Я бы советовала ехать на стажировку в США после 3–4 курса, чтобы уже обладать какими-то знаниями. И эссе это должно отражать: что ты хочешь получить в Америке такого, что пригодится потом, по возвращению в Россию, для развития международных отношений. Не стоит писать о глобальных целях, а говорить более конкретно. Например, я живу во Владивостоке, рядом есть остров Попова, там есть отличное рыбохозяйственное предприятие, которое в последнее время терпит крах в силу того, что никто не занимается его развитием. Я студент-маркетолог,  предполагаю пути развития этого предприятия и, в целом, рыбной отрасли края. Я понимаю, что Америка находится в зоне АТР, и могу посодействовать этому развитию, но для этого мне не хватает запаса знаний. В общем, человек должен хотеть чего-то конкретного. Не уехать из России или просто поучиться за границей, он должен иметь реальные цели. 

После эссе университеты производят первичный отбор студентов. Второе эссе касается конкретной информации, которую студент хочет получить от стажировки. Например, написать, что в Иллинойсе есть Институт рыбы. Особенно приветствуется желание стажироваться в конкретном университете на конкретной кафедре. Это показывает, что ты не просто хочешь попасть в Америку.

После прохождения первичного отбора нужно сдать экзамены IELTS или TOEFL. Во Владивостоке есть много компаний, которые занимаются международным обменом, и некоторые из них за свой счет отправляют студентов в Москву на собеседование с представителями американских вузов и сдачу языковых экзаменов. Первичный отбор студентов американскими вузами проходит в мае, и нужно успеть по срокам подать все заявки. Если студент заинтересовал американский вуз, ему оплачивают перелет и дают стипендию — только учись.

Австралия: высшее образование
нужно не всем
 

У нас на кафедре открыта международная программа для иностранных студентов, и чтобы читать им лекции, нужно владеть английским языком. Сейчас в ДВФУ проводится подготовка преподавателей по английскому языку. Мы проходили курсы здесь, а потом на семь недель отправились в Австралию.

Там, помимо изучения языка, мы ходили по разным школам университета, посещали лабораторные занятия и лекции, общались с преподавателями и студентами, ездили по предприятиям. Например, посетили Marubra Company, которое занимается переработкой пшеницы на множество продуктов и, в основном, на крахмал, а из остатков получают спирт.

В Австралии мы увидели несколько инновационных разработок. В частности, нам показали, как получают биотопливо из специально выведенных микроводрослей. Но, конечно, технологии эти закрытые, и увидели мы далеко не все.

Побывали в Институте моря. Их ученые занимаются примерно тем же, что и Институт биологии моря ДВО РАН, а это очень близко к моей научной деятельности,  так что посмотреть на работу коллег было очень интересно.

str4str2-2

Учатся в Австралии тоже совсем по-иному, чем у нас. Видимо, жители другого полушария во всем антиподы нам. Маленьких детей в Австралии совсем не напрягают по части учебы, на оценки обращают очень мало внимания. Считается, что главное, чтобы ребенку нравилось учиться. Маленькие австралийцы очень редко ходят в публичные школы, чаще — в частные учебные заведения. И там до сих пор популярно раздельное обучение мальчиков и девочек, вплоть до колледжа. 

Стремиться к поступлению в университет дети начинают класса с 7–8. Их тоже никто не заставляет, они сами понимают, что нужно упорно учиться. Те, кто хочет поступить, учатся буквально с утра до вечера. И я считаю, это большой подвиг, потому что климат Австралии не располагает ни к учебе, ни к работе — хочется только гулять, купаться и отдыхать.

В университетах к учебе, конечно, подходят очень серьезно. Но я обратила внимание, что местные студенты и преподаватели как-то очень узко заточены. Наши российские студенты гораздо более разносторонние, у них больше развито любопытство. Наверное, это особенности менталитета.

«
Я не хочу, чтобы в парикмахерской меня
постригал профессор, экскурсоводу не обязательно
знать таблицу умножения. Именно такое
отношение в Австралии
»

И в Австралии прекрасно понимают, что не каждый может поступить в университет. Они очень уважают рабочие профессии и считают, что каждый должен заниматься тем, что у него получается. В России раньше тоже было прекрасное отношение к рабочим профессиям и к тем, кто идет работать, окончив техникум. И это правильно. Я не хочу, чтобы в парикмахерской меня постригал профессор, экскурсоводу необязательно знать таблицу умножения. Именно такое отношение в Австралии.

В австралийских университетах очень много иностранцев. Преимущественно это японцы, корейцы, тайцы. Очень много арабов, среди которых много женщин. С нами в группе занимались две жительницы Абу-Даби. Они рассказали нам, что в Эмиратах сейчас очень ценится естественное образование — медицинское, биологическое, химическое. 

Русских студентов в Австралии меньше, чем в США. Возможно потому, что это достаточно дорогая для нас страна — дорогое и жилье, и продукты. Кроме того, студентам в Австралии разрешается работать, но делать это нелегко. Во-первых, нудно обладать отличным знанием английского — минимум, 6,5 баллов по IELTS. Раньше было достаточно 5,5 баллов, и этот порог повысили не так давно. И это только для того, чтобы устроиться, например, официантом. Кроме того, каждый университет устанавливает количество часов в неделю, которые студенты могут посвящать работе.

Мы не хуже, просто другие

Я не могу сказать, что наши лаборатории оборудованы хуже, чем в зарубежных университетах. Мы, в принципе, работаем и учимся по-иному. За границей человек поступает учиться практически всегда платно. Если студент учится хорошо, то он имеет возможность покрывать расходы на обучение из стипендии или за счет какого-нибудь предпринимателя, который увидел в нем ценного для себя в будущем специалиста. После университета зарубежные студенты, как правило, идут работать по специальности. Таким образом, они прекрасно понимают, зачем получают знания. В России же зачастую студенты не совсем понимают, ради чего они учатся и не собираются оставаться в профессии после получения диплома, так как не уверены, что найдут высокооплачиваемую работу. Ценности в постсоветский период очень сильно поменялись.

«
Если студент чего-то
не понимает, за границей не принято
объяснять по нескольку раз — студент идет
в библиотеку и сам добирает недостающую
информацию
»

С другой стороны, у зарубежных преподавателей работа несколько проще, чем у российских. У них есть четкий план, и их задача — выдавать студентам информацию, четко придерживаясь этого плана. Если студент чего-то не понимает, за границей не принято объяснять по нескольку раз — студент идет в библиотеку и сам добирает недостающую информацию. В России мы должны в любом случае довести студента до выпуска. Вот и получается, что мы учим, студенты делают вид, что учатся, а на тех, кто действительно хочет чему-то научиться, у преподавателя зачастую не хватает лишнего времени — мы вынуждены ориентироваться на среднее звено. Получается некий замкнутый круг. И оснащение в ДВФУ не хуже, чем в других университетах, не хуже уровень подготовки студентов. Но сравнивать достижения на учебном поприще в России и за границей невозможно.

Хотя в последние два года я замечаю положительные изменения. Студенты приходят на кафедру с гораздо более высоким уровнем подготовки, чем раньше, и учатся с большим усердием. К тому же сейчас университет предоставляет широкий доступ к литературе, которого не было раньше, так что возможности для развития и у студентов, и у преподавателей, практически безграничные.

Суть стажировки —
в возвращении домой

Студентам иностранные стажировки дают очень многое. С одной стороны, понятно, это языковая практика, которая никогда не бывает лишней. Но самое главное — это увидеть изнутри то, о чем не пишут в учебниках или газетах. 

Это опыт, а опыт не бывает отрицательным. Несомненно, стажировки расширяют и кругозор. Ты видишь других людей, то, как они живут, работают. Это совершенно неизгладимые впечатления. В Чикаго мы были на таких предприятиях с мировым именем, как IBM и Kraft. Конечно, интересно оценить их оборудование. Но это не значит, что я уезжала оттуда с тихой грустью в глазах, мечтая вернуться. Наоборот, чем больше я езжу по миру, тем больше понимаю, что хочу возвращаться в Россию. Ты видишь, как можно работать по-другому, как можно на многие вещи смотреть по-иному. Меняется шаблон, в принципе. Ты видишь другие возможности. Совершенно невозможно это ощутить и получить опыт, находясь в одном месте. 

«
Студентам нужно ездить.
Хорошо бакалавриат окончить в России,
а на магистратуру отправиться
куда-то за рубеж
»

Развиваются связи в плане совместных работ. Например, многие вещи, которые хотели бы, мы просто не можем делать здесь. Нет оборудования, а в некоторых случаях нам и не стоит его покупать. Не нужно выкладывать несколько миллионов ради разового эксперимента. Проще скооперироваться с коллегами из другой страны, совместно провести исследование, и этого будет достаточно. Например, в Иллинойсе японские ученые, стремящиеся получить биотопливо из водорослей, попросили нас собрать прибрежные водоросли из Владивостока и отправить в США для исследований. Если окажется, что они пригодны, то может начаться совместная работа. Международное сотрудничество всегда идет на пользу. 

Поэтому студентам нужно ездить. Хорошо бакалавриат окончить в России, а на магистратуру отправиться куда-то за рубеж. Это имеет смысл особенно, если после получения зарубежного образования специалист возвращается работать обратно в Россию. 

Фотографии из Австралии — из личного архива Надежды Струппуль

  • http://twitter.com/FrivolousElk Polina Bezrukavaya

    Очень интересно и обнадеживает. Хотелось бы еще больше статей о научных работниках Владивостока :(