new-site

Что нас ждет:
Молодые литераторы
на публике

Жюри и организатор
конкурса «Гул океанского
прибоя» говорят

«Гул океанского прибоя» — открытый городской конкурс молодых литераторов имени Гомзякова, который проводится Управлением по делам молодежи Владивостока в течение последних восьми лет. В этом году впервые полуфиналисты номинаций «Проза» и «Поэзия» прочтут свои произведения на очном этапе — открытых чтениях 29 и 30 марта в лофте «Заря». После этого победители начнут подготовку к гала-концерту, на котором 20 апреля они выступят вместе с одесским поэтом Ес Соя. Организатор очного этапа и члены жюри рассказали о подробностях конкурса и своих фаворитах.
 

Olga Aristova

Ольга Аристова

Поэт, организатор очных этапов конкурса

Большим достижением этого года стала кардинальная смена жюри, среди которых сейчас — люди, стоящие гораздо ближе к молодежи и живым литературным процессам.

На очный этап придут 22 участника в номинации «Поэзия», которые прошли предварительный отбор. Они — полуфиналисты. Из 22 участников мы отберем 14 победителей, которые получат дипломы и призовые места. В номинации «Проза» на очном этапе 12 участников зачитают отрывки своих произведений. Это будет настоящее шоу. 

Объединение трех молодых художниц «Ибо Надо» — Анастасия Соболева, Мария Гавлицкая и Дарья­­ Зимина — сейчас (вечером 27 марта — прим. ред.) декорируют зал для очного этапа в лофте «Заря». Зал будет выглядеть как настоящая комната: с окнами, занавесками и книжными полками. Оформление играет ведущую роль в атмосфере всего мероприятия. От него зависит настроение поэта: если ему комфортно, он раскрывается.

В четверг актеры Театра молодежи провели мастер-классы для участников конкурса, чтобы они смогли выйти на сцену и спокойно прочитать свои произведения. Им рассказали об основах сценической речи и движения.

Поэт должен читать свои стихи. Это моя позиция. Очный этап нужен для того, чтобы и прозаик, и поэт вышли к своему зрителю. Писатель должен развиваться. Всегда и при любой возможности. Иначе это все останется за четырьмя стенами. Никто не узнает, что литература во Владивостоке есть.

   

Igor Karnauhov

Игорь Карнаухов

Преподаватель русского языка и лит​ературы
гуманитарно-экономического колледжа ДВФУ, член жюри
в номинации «Проза»

Я рад, что у молодых дарований есть возможность проявить себя на конкурсах подобного рода. Лично мой подход был достаточно строгим. Я оценивал работы по эстетическим критериям: художественность текста, выстроенный сюжет, четкая композиция, осознанность смысла самим автором, понятная читателю система образов. Произведение не должно было напоминать публицистику, ведь многие тексты были похожи на школьные сочинения. Ориентируясь на данные критерии, я подошел к процессу отбора со всей серьезностью. 

Для объективного подхода все работы зашифрованы. Я не знал, чьи произведения читаю. Из огромного количества работ выделить одно-единственное сложно. Но мне запомнился сюжет произведения, в котором мужчина и женщина потеряли нечто важное, они получили большую душевную травму. Потом они это «нечто» нашли и воссоединились. Ситуация достаточно тривиальная, но текст был написан хорошим стилем. Автор осознавал, как надо писать. Я долго сомневался, выбирать это произведение или нет, но в итоге оценил его как достойное для полуфинала. Я не испытал катарсис, зацепить меня тяжело, но посмотреть на автора захотелось.

Нововведение в виде очного этапа — явный признак верного развития. Это решение ситуации, когда конкурс не пользуется особой популярностью. Тем более, удачно подобрано место проведения — лофт «Заря».

 

Oksana Solov`eva

Оксана Соловьева

Начальник Управления по делам молодежи Владивостока,
член жюри в номинации «Поэзия»

Во Владивостоке достаточное количество людей, которые интересуются литературой и пишут сами. Проблема в том, что о них никто не знает, кроме тех маленьких объединений, которые они сами же и создают. Идея собрать их всех вместе на «Гуле океанского прибоя», представить их друг другу — это наша задача. Я впервые приняла участие в этом конкурсе в качестве жюри. До этого выступала лишь в роли организатора от Управления по делам молодежи. И мне было в удовольствие читать все произведения. Два вечера, которые я потратила на это, назвала «двумя поэтическими вечерами».

Были работы, которые не привлекли моего внимания. Но ведь все оценки исключительно субъективные. Для поэзии есть своя аудитория, свои ценители, для прозы — совершенно другие. При выборе полуфиналистов я руководствовалась лишь собственными ощущениями и впечатлениями: захотелось ли мне заплакать, засмеяться или срочно прочитать кому-нибудь это стихотворение. Меня либо зацепило, либо нет.

Очный этап — это возможность пообщаться с участниками, услышать стихи, которые понравились. Если стихотворение трогает, то неважно, как его прочитают. Пусть хоть пробубнят себе под нос. Мы делаем это впервые. Если это воспримется положительно, то, возможно, мы оставим такой формат.

 

Vasiliy Avchenko

Василий Авченко

Писатель и журналист, член жюри в номинации «Проза»

Конкурс пытаются обновить: введена номинация «Рэп», очный этап, новые люди в жюри. С этим я согласен. Для меня литература не делится на дальневосточную, приморскую или владивостокскую. Для меня есть единая русская литература, которая входит в мировую. Все остальное — профессиональные амбиции.

Владивосток — город сравнительно маленький. Он не является центром культуры и литературы. Все лучшие авторы собраны в Москве и Санкт-Петербурге. Наш уровень я не стал бы преувеличивать. Наивно было ожидать, что сейчас у нас родятся какие-то шедевры. Но есть авторы, которые пишут вполне неглупые, яркие тексты. Круто, что есть молодые люди от 14 до 30 лет, которые пишут, читают. Это те люди, с которыми мне интересно. Это один из первых шагов, который необходим для того, чтобы Владивосток преодолевал свою провинциальность. В литературном смысле слова. 

Большая часть текстов — это бессвязный и безграмотный поток мыслей молодых людей. Но есть меньшая часть, которая порадовала больше: в них я увидел и сюжет, и композицию, и юмор. Понравился текст про священную гору Пидан. О том, что с людьми, которые туда поднимаются, происходят странные и порой даже страшные вещи. Еще есть текст о человеке из будущего, который отправляется во Владивосток сегодняшнего дня. 

Что будет на очном этапе, я не знаю. Но считаю, что надо оценивать текст, а не людей, не их внешность и манеру. Я бы обошелся и без очного этапа. Но было решено так.

 

Ivan Shepeta

Иван Шепета

Поэт, член жюри в номинации «Поэзия»

«Гул океанского прибоя» нужен тем, кто пишет. Писатели всегда жаждут признания, похвалы. Время покажет, кто из них лучший. Я сам никому бы не стал давать первое, второе или третье место. Литературных конкурсов должно быть больше, а проводить их необходимо регулярно.

Я поставил больше всех плюсов. Ставил хотя бы за то, что написано интересно. Были стихотворения, которые смех вызывали. Видно, что их авторам не больше 16 лет. Но ведь неизвестно, о чем они напишут потом. В стихах не спрячешься. Это — опасное зеркало.

Гениального состоявшегося поэта здесь я не увидел: в любой подборке представленных работ были слабые места. Не ожидал и того, что у нас в городе так много пишущих. До этого момента я думал, что литература прекратила свое существование.

Очный этап должен быть. Цель конкурса — найти лучших, тех, чьи произведения есть уже поэзия. Очный этап даст нам возможность посмотреть на поэта, увидеть или не увидеть в нем человека искусства. Понять, нужно ли ему самому то, чем он занимается. Искусство — тонкая материя, а все, кто пишут, — это большие дети, амбициозные и самовлюбленные. Они требуют особого подхода. Мы попытаемся понять, кто стоит перед нами.

 

KT3B9917

Отрывки из произведений,
особенно полюбившиеся жюри. 
Орфография
и пунктуация авторов сохранены

 

Саша проснулся от дикого, истошного вопля, испуганно озираясь по сторонам. Из соседних палаток повыскакивали испуганные и заспанные туристы. Было еще совсем раннее утро, и только начинало светать. Саша потянулся, разминая затекшее тело, и тут же в ужасе отскочил в сторону, потому что крик на этот раз, раздался всего в нескольких метрах от него. Мимо Саши стремительно пронесся отряд вооруженных молодых людей, во главе которых бежал Петр Николаевич.

— Медведь! — возбужденно кричал один из вооруженных людей, — я вам точно говорю медведь!

Отряд исчез в зарослях кустарника, все замерли в ожидании выстрелов, но уже спустя несколько минут охотники вернулись назад, еле сдерживаясь от хохота, сопровождая до смерти напуганного Макса…

 

Прощать

Однажды ему сказали:
У вас очень добрый, печальный и пристальный взгляд.
Люди, которых хоть раз предавали,
Так не глядят. 

И в одночасье он стал необычно весел,
Заулыбался загадочно, думая, что сказать.
Потом засмущался немножечко, и ответил:
Такие глаза у того, кто умеет прощать.

 

Все чаще хотелось собрать вещи и уехать в будущее. Пару раз я начинала собирать вещи, заказывала такси в аэропорт. А потом я смотрела на часы, и мысленно считала: «Работа у Карла заканчивается через полтора часа. Уже пора собираться и ехать, если я не хочу опоздать». И я отменяла такси, раскладывала вещи по ящикам шкафа и ехала к Карлу.

Гуляя по городу, сжимая в ладони пальцы Карла, я чувствовала, как все тревоги и сомнения улетали куда-то вдаль. Были только я, Карл и Владивосток. Мой любимый и мой город.

Я не знала, как я буду объясняться с Юрой по приезду. Все чаще в голове мелькали мысли: «А что, если остаться здесь до конца мая? Или даже на июнь? Ведь неважно, сколько времени я проведу здесь с Карлом, когда я вернусь домой, на календаре будет всё тот же день: 24 октября 2038 года». Почему бы не продлить счастье?

  • Сергей

    Догадываюсь, что цель конкурса-шоу – привлечь внимание молодежи к поэзии. Для этого нужно не шоу, для этого нужны поэты и нужны стихи. Если с талантами туго, то можно жечь фейерверки и собирать стадионы, а поэзии не будет. Будут чтения, выступления, аплодисменты, но не поэзия. Стихи должны проникать в душу, ударять в голову, сводить с ума. Стихи должны быть такими, чтобы их запрещали слушать за рулем – во избежание аварий. Судя по отзывам критиков, таких нет.
    Я согласен с Василием, что чтение – лишнее. Я согласен с его замечанием насчет манер и внешности. Девочка может написать неплохое стихотворение, но быть беззубой, шепелявой, сопливой и весить под центнер. При колебаниях и примерно равных баллах, я сомневаюсь, что она выиграет, уж давайте будем честны. Я не согласен с Ольгой в том, что поэт должен уметь преподнести свое творчество. Как читал Лермонтов? Не знаем. А Бродский? Отвратительно. Но, как сказал Василий, «было решено так». Я вообще считаю, что каждый читатель прочитывает стихи по-своему. Мы смотрим экранизацию книги «Жизнь В. Пупкина» – морщимся, потому что в книге мы его по-другому представляли, и голос другим слышали, и сцену эту не так воображали. То же со стихами: Бродский читает «Телемака», а я морщусь – не так я его проговаривал про себя, держа книгу в руках, не так озвучивал. Надеюсь, никто не поспорит с тем, что ритм, звучание – в стихах дело не последнее.
    Также догадываюсь, что организаторам по сути не так важно есть ли среди конкурсантов поэты или нет, им важно привлечь внимание к проблеме и посеять зерно, которое даст всходы в светлом будущем. Тогда зачем эти поэтические батлы? Вполне можно было расставить оценки, а потом устроить что-то вроде поэтического вечера в теплой обстановке. Собственно, с прозой ведь так и сделали.
    Уважаемые организаторы, я очень надеюсь, что конкурс пройдет интересно и все 22 конкурсанта на него действительно придут. Также надеюсь, что в следующим году вы учтете замечания, которые получили и еще, возможно, получите в этом.
    Уважаемые авторы! Кто-то из вас наверняка заглянул на эту страничку! Неважно, прошли вы, не прошли, оценили вас или обругали, оскорблены вы или воодушевлены, успехов вам в творчестве, трудитесь, развивайтесь, пишите, не стойте на месте и, какими бы кубками вас не награждали, не теряйте голову!

    • http://twitter.com/christycolumbus Christina A

      Вы так говорите, Сергей, как будто большинство поэтов – шепелявые, кривые или Бродский. Были среди классиков и те, кто великолепно читал. Сегодня прошли мастер-классы для читающих, где у каждого была возможность чему-то научиться, поэтому шансы настолько равны, насколько это возможно. А вообще по очному этапу хорошо высказался Иван Шепета. В конце концов, если человек пишет не только для себя, не должно быть проблемы в том, чтобы рассказать об этом вслух.

      • Сергей

        Кристина, там в тексте черным по белому говорится , что 12 победителей-прозаиков уже определены.
        Если человек пишет не только для себя, пусть ищет способы опубликоваться – сейчас это просто, хотя бы в интернет выложить. Мы живем не в допечатную эпоху трубадуров.
        С Иваном я не согласен насчет знакомства с поэтом с целью увидеть в нем человека искусства. Если человек написал хорошую вещь, с ним необязательно знакомиться, чтобы убедиться, что да, ведь действительно хорошая, а человек – поэтписатель. Стихотворение – скажет само за себя. Знакомство нужно для шоу. Как и чтение. Как и мастер-класс (за один урок можно только сбить человека с толку и дать понять, насколько ему далеко до профессионала).
        Кристина, я участвовал в конкурсах и авторов, и чтецов, по не только моим наблюдениям авторы действительно редко хорошо читают. Я не против того, чтобы авторы читали хорошо, я против того, чтобы от них требовали хорошего чтения.

        • http://twitter.com/christycolumbus Christina A

          Насчёт 12 победителей – это ошибка составителя текста. 12 человек всего прошли во второй тур, призовых мест не 12. А вообще вряд ли жюри, ознакомившиеся с результатами первого тура, склонны будут поменять своё мнение после чтения стихов, так что переживать писателям не из-за чего)

          • Владивосток-3000

            Кристина, вы правы. Мы откорректировали информацию. Спасибо за внимательность)

    • http://twitter.com/christycolumbus Christina A

      Кстати, победители среди прозаиков – это победители лишь первого тура. Так что говорить об определенности рановато.

  • Любовь

    Кажется, я знаю автора отрывка посередине)

    • Сергей

      Автор посередине – хорош(а)

  • http://www.facebook.com/vilitary.filatov Vilitary Filatov

    засмущался немножечко..
    даже немножечко, чайная ложечка – это уже хорошо)))