new-site

Пушкинский театр:
История выживания

Продолжаем рассказывать,
что происходит с объектами культурного
наследия во Владивостоке

То, что общественное мнение имеет реальную силу и люди, объединившись, могут решать важные социальные задачи, показала недавняя история с домом Элеоноры Прей. Когда возникла угроза сноса важного объекта культурного наследия, активные действия неравнодушных горожан помогли это предотвратить. Сложность в том, что далеко не все проблемные зоны города попадают в фокус внимания широкой общественности. В этот раз «Вл3000» озаботился непростой ситуацией, сложившейся в Пушкинском театре — месте с более, чем столетней историей — после переезда ДВФУ на остров Русский, и узнал о дальнейшей судьбе и перспективах театра у директора Творческого центра ДВФУ Сергея Матлина и директора Пушкинского театра Натальи Калининой.

История театра начинается в 1908 году. И в дореволюционное, и в советское время он был центром культурной жизни Владивостока, принимая на своей сцене много известных личностей, в том числе Александра Вертинского, Аркадия Гайдара, Александра Фадеева, Леонида Утесова, Владимира Высоцкого и Ирму Дункан (приёмная дочь Айседоры Дункан). Славился театр и своей библиотекой — одной из лучших во Владивостоке. В 80-е годы ХХ века о театре забыли почти на двадцать лет. В 1998 году его передали Дальневосточному политехническому институту, который отреставрировал театр. Сейчас он является подразделением Творческого центра ДВФУ.

Известно, что в процессе реорганизации ДВФУ, когда решался вопрос утверждения перечня зданий, подлежащих продаже после переезда в кампус на остров Русский, Пушкинский театр тоже первоначально фигурировал в данном списке.

матлин круглое

Сергей Матлин

Директор Творческого центра ДВФУ

«Опасность потери театра была. Причем, сначала университетом, а потом, возможно, и в целом — городом. Дело в том, что на разных уровнях обсуждались версии с передачей здания по Пушкинской, 27 то под консерваторию, то по какое-то иностранное консульство. Но ректоры ДВФУ — сначала Владимир Владимирович Миклушевский, а позже и Сергей Владимирович Иванец — приняли нашу позицию, которая заключалась в том, что Пушкинский театр должен остаться своеобразным плацдармом (в данном случае, творческим) вуза на материке. В компании со старыми корпусами ДВГУ и ДВГТУ на Суханова, 8 и Пушкинской, 10.

За время существования театра в составе ДВФУ его жизнь достаточно серьезно изменилась. В прошлом году мы сделали косметический ремонт в концертном зале. Между прочим, первый ремонт с момента реконструкции. Закуплены достаточно современная звуковая и световая аппаратура. Появились стационарные сценические экран и проектор. А минувшей осенью директор театра Наталья Ивановна Калинина героически провела ремонт фасада всего здания. Осталось «добить» проблему с заменой окон и можно сказать, что театр пережил очередное возрождение.

Но это внешние изменения. Главное, что Пушкинский театр продолжает оставаться центром культурной жизни Владивостока и наполнен очень яркой творческой жизнью: студии, клубы, кружки, концерты, праздники, церемонии. При этом надо понимать, что в федеральном университете, для которого Пушкинский — это заведомо дотационное учреждение, сейчас много других забот и серьезных проблем, а театр априори не является для него основной сферой деятельности и приоритетом. На первом месте всегда был, есть и будет учебный процесс и, согласитесь, было бы странно, если бы кто-то из руководства вуза вам сказал иное.»

Зачем университету убыточный театр и как он держится на плаву, мы выяснили у его директора:

калинина круглое

Наталья Калинина

Директор Пушкинского театра

«В 2009 году я вступила в должность художественного руководителя с условием, что театр будет иметь коммерческую основу, то есть приносить прибыль. А это значит, что в репертуаре должны были появиться мероприятия, привлекающие зрителей. Мы попробовали организовывать экскурсии, и это принесло свои плоды. 1 сентября 2009 года к нам пришла первая школа, а теперь два раза в месяц нас регулярно посещают группы иностранных туристов. Мы стали проводить в театре городские балы и мастер-классы, на которых учили танцевать вальс и другие классические танцы. В этом году организовали в рамках фестиваля «Студенческая весна» новый фестиваль музыкантов-инструменталистов «Мой день». У нас сейчас много кружков и секций, кто-то недоволен этим, потому что театр должен быть «храмом искусства», но разве танцы и музыка — это не искусство? Театр работает ежедневно, при этом два года подряд (до переезда ДВФУ на остров) мы трудились в режиме 30-35 мероприятий в месяц, из которых большая часть была университетские. И поэтому мы не могли планомерно выстроить полноценную самостоятельную работу, так как преимущество, конечно же, всегда именно мероприятиям родного вуза. Это значит, что зачастую собственные творческие проекты — концерты, спектакли — нужно было отменять или переносить. Полного штата работников (как полагается полноценному театру) у нас никогда не было и нет: до сих пор вспоминаю, как, например, сама ночами ездила по городу и клеила афиши. Когда прошлой зимой стало буквально на глазах разваливаться здание, нужного ремонтного бюджета нам ждать было особо неоткуда. Ремонт провели, по сути, за счет заработанных самим театром денег. Даже один из заказанных нам концертов на центральной площади города пошел в общую кассу.

На сегодня ремонтно-строительная проблема до конца не решена. Некоторые помещения театра пребывают в плачевном состоянии, кое-где протекает крыша. А сейчас вот перед театром наблюдаем последствия прокладки городом теплотрассы — не только всю Пушкинскую улицу разворотили, но и частично повредили детали фасада и театра, и корпуса Восточного института. Ректор приехал, лично все посмотрел, дал потом поручения нашим хозслужбам, в администрацию ушла претензия. Обещали все поправить, но пока вот только благодаря Эстафете Олимпийского огня хоть асфальт поверх развороченной земли положили.»